Русский мир на Харьковщине (фото)

О геноциде, творимом “русским миром” на временно оккупированных территориях Украины, пишет на страницах site.ua Кирилл Данильченко.


Кирило Данильченко

В 2018 году под впечатлением от жизни российского писателя и добровольца Павла Зябкина, который описывал пытки электричеством и изнасилования в своих рассказах, а в комментариях участники его поправляли, я написал статью «Русский миртвец».

Сама атмосфера, что походя, болтая о творчестве, ветераны контртеррористической операции рассказывают, как сожгли своего собственного командира «Шмелями», как мучили пастухов, как прилаживали «тапик», чтобы пытать людей током, еще несколько дней не давала мне покоя.

Россияне обсуждали это как надоевшую, но любимую работу, рутину, как за обедом болтают о рыбалке и видах на новый сорт помидоров в огороде.

От лица самого Павла, которому тогда вынесли мозги при неудачном штурме ДАП, были мной написаны такие слова.

«Могилки то 14 человек, расстрелянных в Славянске, то 17 трупов в Брянке, то депутат со вспоротым животом, то на подвалах замученные — они же не просто так. Опыт войн от Сербии, как у Игоря Ивановича, до Чечни, как у меня, ведь не пропьёшь.

Жалко, я вас не успел «телефоном доверия» проверить и в Киев дозваниваться через ваши яйца — быстро меня положили. И не успею уже — на том свете «тапиков» нет.

Но скоро приедут вагнеровцы из сестры Сирии (они там кувалдами натренировались работать), скоро приедут наши пацаны-“контрабасы” из “песочницы”, — и если, как всегда, не жахнет в России, где министров на 8 лет закрывают, а депутаты перед Рамзаном Ахматовичем хором извиняются, то мы ещё посмотрим, как оно будет.

Это я обещаю вам как член Союза писателей РФ, бывший следователь, огнеметчик и кавалер двух медалей “За отвагу”.

Так что ещё раз мы попробуем обязательно. Подождём только пожара у соседа, проблем у старушки Европы или кризиса.

До новых встреч, “укропы”! До новых встреч!».

Не знаю, как оно работает. Кто много и часто трудился с текстом знает, что иногда статья начинает писать сама себя, герои вести сами себя — ты этого не планировал, а вот оно на клавиатуре набралось.

За 4 года до Бучи, Бородянки, Мариуполя, а теперь уже и Изюма с Купянском.

Возможно, я слишком хорошо знал дорогих россиян, помнил голову в Кальмиусе, вырванные зубы у наших пленных. Но люди тогда предпочитали верить, что можно договориться с бешеной псиной, посмотрев ей в глаза.

И теперь вот всплыла клетка для людей под Волчанском. Старую собаку не обучишь новым фокусам.

В 2022 году.

Не какая-то ржавая для животных из бывшего приюта или “обезьянник” из полиции. А тщательно сваренная из качественного металла.

Боец, в первую очередь по “освобождении” города организовывай подвалы и пыточные. Там и помучить людей можно, и отжать квартиру — совместить приятное с полезным.

Металлический ошейник — к нему удобно приложить провода и пускать ток в голову или поясницу, где куча нервных узлов.

Кого никогда не било долго электричеством — ощущения крайне болезненные, все мышцы сокращаются, и тело горит огнем до самых костей, еще очень и очень много времени.

Россияне любили свою работу — держали пленных стоя, думаю, что лишали сна, использовали специальные предметы для причинения страданий.

Гораздо больше пыточная в Изюме — камеры, клетки, линолеум, чтобы смывать кровь, стоки, вот это всё. Кажется, что реквизит из фильмов про фашистов, но нет.

Более 440 убитых в Изюме, некоторые со связанными руками в массовых захоронениях.

Там все скопом — и наши военнопленные при мартовском отступлении, и павшие от огня при штурме, и замученные подпольщики и активисты, и те, к кому зашли в дом, вынесли все ценное, да и стрельнули от греха.

0.8-1% от довоенного населения города.

У этого явления есть название — геноцид. Невозможно оправдываться, что случайно убил возле Изюма, где до войны проживало 46 тысяч человек, но в результате тяжелых боев многие уехали, 1% от населения. Это целенаправленные мероприятия.

Оттуда и визги из-за поребрика о “провокациях” — они знали, чем занимались на местах, но не успели вывезти доказательства и провести эксгумацию, а исполнители поленились даже снять веревки с рук казненных.

Мы не в кино про суперзлодеев и спасение Галактики. Но если проиграем получим напильники по зубам, пытки током и стоки для крови посреди клеток, как в самом клюквенном голливудском фильме про совок. Такова реальность на сегодня.

Сейчас они делают это же в Херсоне, вещая про несчастных учителей русского языка в школах Харьковщины. Делают это в пансионатах на Черном и Азовском море, где расквартированы российские части, ища корректировщиков. Делают в Мариуполе, проводя концерты на костях и отчитываясь о новых светофорах.

Изнасилования, вырванные зубы, вырванные жизни, связанные за спиной руки в братских могилах.

Напоминаю, у нас нет смертной казни в Украине. Все крики про казнить, расстрелять, Бог накажет до седьмого колена, — это просто подогрев стула, выброс эмоций, не стоит киловатт потраченных на написание.

Армия, естественно, вряд ли достанет именно этих ублюдков — палачи обычно становятся на лыжи раньше, чем к городам подходит даже разведка и ССО.

Нужно инициировать создание специального трибунала, устанавливать личность палачей, требовать у власти ужесточать законодательство за коллаборационизм, отправлять любителей русского мира и великой культуры Толстоевского нюхать эксгумированные трупы и восстанавливать Изюм.

И грош нам всем цена, если мы продолжим с диванов фантазировать о Моссаде и потрясать кулаками в социальных сетях, а не добьемся того, чтобы эти дела были доведены до международных судов и фигурантов преследовали весь остаток их бесполезной жизни.

Источник

Автори