Генерал Уэсли Кларк о целях Путина: «Дело не в Украине: у него на уме более масштабная цель»

Планы России в отношении Украины и реакция Кремля на народное восстание в Казахстане обнажила подлинные планы Путина в Европе, считают эксперты. Об этом сообщает «Голос Америки».

Перед экспертами, собравшимися 6 января в Атлантическом Совете (Atlantic Council), был поставлен один вопрос: каковы конечные цели России применительно к Украине? Дискуссия состоялась не просто за три дня до начала переговоров США – Россия и НАТО – Россия по вопросам евробезопасности (на которых настаивал Путин), но и в день ввода в Казахстан российских войск под эгидой ОДКБ (Организация Договора о коллективной безопасности между Арменией, Таджикистаном, Узбекистаном, Кыргызстаном, Казахстаном, Беларусью и самой Россией от 1993 года). Последний факт заставил взглянуть на украинский вопрос под новым углом.

Александр Данилюк, бывший секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины, отвечает на вопрос ведущего предельно ясно:

«Конечная цель Путина в Украине останется прежней: он хочет либо дестабилизировать ее, законсервировав в состоянии хаоса, либо реально получить какой-то крупный территориальный выигрыш – например, увеличить вдвое оккупированную территорию».

Впрочем, в масштабе всего европейского континента вопрос целей России выглядит куда серьезнее.

Генерал Уэсли Кларк, который командовал операцией западных союзников в Косово во время пребывания на посту Верховного главнокомандующего НАТО в Европе в 1997-2000 годах (Wesley Clark, former NATO Supreme Allied Commander Europe), вспоминает:

«В 1999 году премьер-министр России Владимир Путин отправился на вторую инаугурацию президента Украины Леонида Кучмы. В своей речи он уже тогда говорил о реинтеграции Украины и других бывших советских республик. После инаугурации польский советник по национальной безопасности специально приехал ко мне в Брюссель и выразил сильную озабоченность стремлением воссоздать реформированный «СССР»… Так что ничего нового в украинской политике России нет: мы имеем дело с попыткой вновь сформировать советское геопространство. Но даже если Путин заполучит Украину – одного этого ему недостаточно. Думаю, что дело не в Украине: у него на уме более масштабная цель. Он хочет получить возможность разрушить масштабы мышления НАТО».

«Думаю, он считает, – продолжает генерал Кларк, – что если он сможет провести успешную военную кампанию в Украине, используя свой новый военный инструментарий, то это парализует НАТО и заставит альянс расколоться, что подорвет роль США в Европе. В конечном итоге цель Путина – вытеснить Соединенные Штаты из Европы. А Украина для него – как боксерская груша. У него много потенциальных противников, но он бьет не их, а грушу, показывая им, насколько силен, чтобы они в конце концов решили: “О нет! Я на ринг с этим парнем не выйду!”»

Причем у Кремля, казалось, были поводы для надежды, продолжает Уэсли Кларк. «В Европе – Brexit, разногласия из-за «Северного потока-2»… Бывший президент Трамп действительно хотел вывести американских военных из Германии… Да и политическая жизнь внутри США последние годы отличалась поляризацией», – намекает Кларк на еще одно событие – атаку правых радикалов на Капитолий 6 января 2021 г., в годовщину которой проходила дискуссия.

«Путин мыслит по шаблонам холодной войны, а не международного права, – констатирует генерал. – Россия уважает только силу: это не западная дипломатическая школа. Поэтому встреча с дружеским рукопожатием, улыбкой и похлопыванием по плечу – мол, поднимем бокалы и договоримся – здесь не сработает. Думаю, что если послать в Румынию авиационный экспедиционный корпус НАТО, в миссию которого войдет и обучение, и наблюдение за Черным морем в сотрудничестве с украинскими авиационными средствами, то это будет гораздо эффективнее, чем пытаться договориться о запретной для полетов зоне».

С таким подходом согласен и Харлан Ульман, старший советник Атлантического Совета (Harlan Ullman, senior advisor at the Atlantic Council):

«Кремль использует Украину как рычаг.

Рычаг для другой цели.

Наше самое сильное оружие – это угроза расширения НАТО, а не его сокращение».

Эвелин Фаркас, бывший заместитель помощника министра обороны США по России, Украине и Евразии (Evelyn Farkas, former US deputy assistant secretary of defense for Russia, Ukraine, & Eurasia), отмечает еще один аспект:

«Путин хочет, чтобы его режим выжил. И для выживания в будущем ему нужна сфера влияния. Он хочет вернуть Европу не в начало 1990-х: он хочет вернуть мир к довоенному периоду. Конкурентная система сфер влияния, существовавшая в 1930-х, по его мнению, лучше соответствовала бы его целям и оберегала его автократическую клептократическую власть. Поэтому очень важно понимать, что речь не об Украине, а о том, как западный мир отреагирует на Украину».

Восстание против постсоветского режима в Казахстане добавило в дискуссию еще больше экспрессии.

Джон Хербст, директор Евразийского центра Атлантического Совета (John Herbst, director of the Atlantic Council’s Eurasia Center), посол США в Украине в 2003 – 2006 годах и в Узбекистане в 2000 – 2003, считает:

«Путин стремится к фактическому контролю на всем постсоветском пространстве, не только над Украиной. После семи с половиной лет гибридной войны он фактически потерпел неудачу: политика Украины не изменилась так, как он хотел. Именно из-за тупиковой ситуации на украинском фронте он заговорил об эскалации в Казахстане. Если бы народ Казахстана сверг нынешний режим, и некая новая власть была бы настроена на реформы – это стало бы потерей для России. Если Казахстан стабилизируется с ориентацией на Китай – это тоже будет потеря России, для которой Китай становится на самом деле основной потенциальной угрозой, хотя пока и не признаваемой».

«Мы еще не имеем точных цифр, сколько российских войск введено в Казахстан. Я видел данные – от трех тысяч до тринадцати. Если это количество войск сможет подавить восстание, то на границах России и Украины ничего особо не изменится. Но если этой численности окажется недостаточно и придется направить еще десятки тысяч, то я не уверен, что Путин сможет поддержать нынешний уровень военной эскалации на границах Украины. Тогда она сможет получить передышку»,

Вывод, который делает дипломат, совпадает с оценкой генерала Кларка: «Военная помощь Украине должна быть направлена сейчас, группировка сил НАТО должна быть усилена. И тогда мы сможем сказать Москве: мы всегда можем отвести наших военных, как только вы остановите наращивание своих сил вдоль границ Украины. Только такая последовательность может считаться правильной, а не наоборот. Пока этого не происходит, и это серьезная ошибка. США должны занять сильную позицию, чтобы убедить наших иногда колеблющихся европейских союзников в том, что единственный способ иметь дело с Путиным — это позиция силы”.

Источник

Автори