Верочка. Эксперт по «підозрам»

Мартин Брест

Обед прекрасного снежного вторника в Офисе президента. В приемной на четвертом этаже гудит микроволновка, по помещению разносится вкусный запах макарон.

Возле стола, накрыв его краешек газетой «Урядовий кур’ер» и прижав чашками, сидят Верочка и баба Люба. Верочка одета в узкие синие джинсы, белую майку и невероятно уютную серую фланелевую рубашку. Баба Люба, в честь недавнего интервью Гордона с Богданом, сегодня в слегка застиранном, но по-прежнему дизайнерском богдановском спортивном костюме. На спинке стула висит куртка Степанова.

Верочка (продолжая беседу): … а вы шо?
Баба Люба: Ну а шо я. Я, знаєш, скільки тих підозр составляла? Я на цих підозрах, можна сказать, кар’єру зробила!
Верочка: Так что, и Алексеичу пидозру тоже вы составляли?
Баба Люба: Нє, ну чо прям «составляла». Так, підказувала. У Єрмаковому кабінеті кто прибирає? Я. У кого багаторічний досвід прибирання всякої ху… сміття у цій будівлі? У мене. У кого спитати? Та у мене ж і спитати. Ось і товой… підказувала.
Верочка: То есть формулировки ваши? Бо исходя из предъявленных статей – Алексеич это все уделает одной левой, не вынимая из кармана.
Баба Люба (втягивая носом вкусные запахи): Угук.
Верочка: Так а шо спрашивали-то?
Баба Люба: Ну ось слухай. Він пише, пише цю підозру… потім такий: «Баба Люба, а як правильно, написать, коли Порошенко сприяв терористичним організаціям?» А я така: «Та хто його зна!»
Верочка: И шо?
Баба Люба: Ну он то й записує: «У невстановлений час». Потім далі: «А як саме Порошенко сприяв терористичним організаціям?» І я така: «Та я уві сні не їб… не знаю, як!» Тоді він пише: «У невстановлений спосіб…»

Распахивается дверь, и из президентского кабинета широкими, но все-таки немного дрожащими шагами выходит президент. Владимир одет красиво, но сейчас это волнует его меньше всего. В руке Владимир сжимает телефон и обеспокоенно в него зыркает.

Владимир (глядя на застеленный стол): Так, я не понял, уже шо, обед? Это чем так вкусно пахнет?
Баба Люба (мрачно): Макарони по-флотські.
Владимир: Эээ… Это что?
Верочка (грациозно поднимаясь): Карбонара с тушенкой.
Владимир: Такое бывает?
Баба Люба (вздыхая): Угук.
Верочка: Что-то случилось, Владимир Александрович? Может, кофе?
Владимир (недовольно): Та хватит кофе, у меня от вашего кофе уже изжога. Скоро язву наживу.
Баба Люба (равнодушно): Такий план.
Владимир (тыкает Верочке телефон): А ну прочитайте, шо они тут пишут.
Верочка (едва взглянув): Travel-State Dept continues to advise US citizens not to travel to Ukraine due to COVID-19 and to reconsider travel due to increased threats from Russia.
Владимир: Та блин! В смысле не прочитайте, а переведите!
Верочка (по памяти): Штаты официально не рекомендуют своим гражданам посещать Украину из-за ковида и опасности нападения России.
Владимир: Так это шо они, серьезно? Все это время, с сентября – это они вот на полном серьезе, да?
Верочка: Ну учитывая то, что наш главный разведчик живет вместе с бывшим замминистра, у которого жена – ваша личная помощница… то лучше спросите у нее.
Владимир: Так, подождите. А это разве не вы? Разве ваша фамилия – не Гогилашвили?
Верочка (улыбаясь): Нит.
Владимир (изумленно): То есть я все эти годы вас держал на работе… терпел все ваши выходки… насмешки, издевательства, мучения… А вы даже не жена Гогилашвили?!
Баба Люба (поднимаясь): Альо, стопэ!!!

Все замирают. Даже микроволновка, кажется, начинает тише жужжать. Офис замолкает, кажется, от подвалов до чердаков, и только слышно, как далеко-далеко в Відні пьет кофе Петр Алексеич.

Владимир (потихоньку отодвигаясь обратно в кабинет): Вы, извините, не могли бы на меня не кричать?
Баба Люба: То я ще не починала. То ти ще не чув, як баба Люба кричить. Баба Люба коли кричить, то у Маріїнському парку у голубів хватає серце. Баба Люба коли кричить, то у Шкарлєта нирка опускається. Баба Люба коли кричить, то Путін починає кашлять, а Збройні Сили про всяк випадок навалюють с мінометів по раніш розвіданним цілям. Баба Люба коли…
Владимир (окончательно сбегая в кабинет): Все-все, не надо повторять, я понял! Как вы меня зае… (окончание не слышно из-за захлопнувшейся двери).
Баба Люба (мгновенно успокоившись): Шо там карбонара… тьфу, простіГосподі… шо там макарони? Бо вже й перерва закінчилась…
Верочка (аккуратно достает из микроволновки красивую белую тарелку с парящими макаронами и ставит на стол): Так как так получилось, что пидозру Алексеичу решили вручать тогда, когда он в Польше был? Это вот как они так промахнулись?
Баба Люба (доставая из ящика стола изящную серебряную вилку): Ой, гля, це ж я цю вілку ще з ЛеонідМакарича помню… Так а шо? Мене спитали – я кажу «вручайте зараз, а то якщо лічно – може, і в глаз дать». Ну вони і… товой. Вручили.
Верочка: Так как в пидозре написали? «Колишній президент»? «Екс-президент»?
Баба Люба (решительно вонзая вилку в макароны): Та як. Так і написали: «Президент Порошенко».
Верочка: И главное – совершенно не соврали.
Баба Люба (вздыхает): Угук.

Автори