Как «расколдовать» постсовок

Йож Туманный
Олексій Осипенко

Попалось на глаза великолепное видео, где очередной русский либерал (некто Сергей Медведев) пытается вывести ответ на извечные вопросы “кто виноват” и “что делать”.

Выводы у Либерала следующие:

– Если вести хорошую и правильную пропаганду, то россияне станут хорошими и правильными людьми.
– Во всем виноват Кремль.
– Если выбросить имперские сантименты из сознания, то РФ мигом преобразится в нормальную европейскую державу.
– Что-то там еще, но мне лениво разбирать каждый тезис на атомы.



Парадоксально, но делая верные, в целом, наблюдения, Медведев ухитряется сделать из них совершенно нелепые выводы. Так, например, он вполне справедливо отказывает россиянам в какой-либо субъектности: если послушать, что он говорит, то можно легко понять, что народ в его понимании – не субъект, а объект отношений. Из него можно лепить как из глины, главное, задать правильный тон пропаганде.

Из этого Сергей делает вывод, что достаточно развернуть медийную повестку на 180о, и россияне живенько, за пару лет превратятся в людей. Проблема, однако, в том, что он не корректно оценил объектную природу россиян. Для большей части населения постсовка отказ от субъектности – это осмысленное решение. Это даже не простая пассивность, а агрессивная антисубъектная политика в отношении самих себя.

Это отказ от какой-либо ответственности на политическом и бытовом уровне, более того, любые попытки возложить на человека ответственность за свою жизнь и судьбу встречают чрезвычайно жесточайший отпор: это не просто непонимание, зачем и чего ради необходимо за себя отвечать, это покушение на стратегию выживания и психологического комфорта (если вам думается, что это свойственно только россиянам, у меня для вас плохие новости).

Быть незаметным, не иметь никакого мнения, никогда не высовываться и не выделяться – это намного больше, чем менталитет. Это правила игры в постсоветском социуме, которые быстро не сломить никакой пропагандой. Потому что воодушевление от этой самой пропаганды получает горстка буйных, абсолютное большинство просто плывет в общей канве информационной политики.

Для людей все едино: дружить с ЕС, враждовать с ЕС. Любить свободу, ненавидеть свободу. Это не имеет ни малейшего значения потому, что завтра ветер опять переменится, и очередной социопат в Кремле начнет взрывать дома и бомбить Чечню. Зачем привыкать к хорошему, если безопаснее просто не отсвечивать? Тогда и дома взрывать, поди, не будут.

В этой ситуации, когда ты знаешь, что любой мент может тебя пытать, убивать и насиловать, а потом ТЫ сядешь потому, что товарищ лейтенант себе палец выбил, когда тебя дубинкой обхаживал, из пирамиды потребностей выбивается фундамент: ощущение безопасности. Твой дом – не твоя крепость. Ты – ничто. Все, что тебе уготовано – это кое-как доползти из роддома до кладбища, по пути не попавшись на глаза упырям в погонах, чтобы отбыть отсюда в мир иной с максимальным комфортом, а не с бутылкой в заднице.

Отсутствие безопасности, в свою очередь, заставляет фокусировать внимание на самых примитивных вещах: жрать, спать, срать, размножаться. Других потребностей, по сути, не остается, человек превращается в говорящий скот. Потому жить в говне нормально для постсовка точно так же, как жить в хлеву ОК для коровы. Любовь, уважение, признание, самоактуализация и саморазвитие – понятия бесконечно далекие для серой массы, населяющей просторы рухнувшей империи.

Однако, у данной системы контроля масс есть одна критическая уязвимость: чем меньше масштаб явлений, тем выше вовлеченность людей и готовность действовать. Связано это с тем, что чем меньше масштаб, тем большую угрозу представляет явление для отдельно взятого индивида. Никто не пытается активно или даже пассивно противодействовать, скажем, интервенции в Сирию. При этом если на митинге кого-то пытаются упаковать, то, как минимум, люди становятся в сцепки и пытаются просто не допустить самого задержания (отбить задержанного – немыслимо!). И если совсем уже снизойти до пьяной драки, где масштаб сведен до двух-трех человек, то у какого-нибудь майора ФСБ шансы получить нож в печень ничуть не меньше чем у Васи-слесаря, с которым тот сел бухать. Потому что если самую смирную клячу тет-а-тет пырнуть ножом, она вас попытается забодать или лягнуть копытом.

Это – чисто гипотетически – открывает окно возможностей для “расколдовывания” серой массы. Мягкий вариант для РФ – это реальная федерализация, децентрализация и уничтожение сверх меры централизованной вертикали.

Проблема в том, что на это не готовы пойти ни российские имперцы, ни российские либералы – и те, и другие прекрасно понимают, что кроме центральной власти Россию от еще одной итерации распада ничто не удерживает: Дальний Восток и Сибирь практически никак инфраструктурно и экономически не связаны с европейской частью РФ. Дать им экономическую и политическую свободу – это подписать приговор Московии в ее нынешних границах (ирония в том, что попытки сохранить статус-кво порождают новые и новые волны негативной селекции, разрушая управляющий контур, и вместо управляемого демонтажа в итоге получится очередная кровавая дезинтеграция “как попало”).

Ситуацию усугубляет и рентный характер экономики РФ, и возможность контролировать все, контролируя один ключевой ресурс – трубу.

В принципе, ситуация с отравлением Навального наглядно демонстрирует происходящее: Кремль, похоже, вообще не понял, откуда прилетело и за что – все решила региональная братва.

Таким образом, да, имперский ressentiment играет немаловажную роль в поддержании всей конструкции, но именно поддержание всей конструкции делает невозможным ее дальнейшее развитие. РФ могла бы переродиться в некое подобие ЕС, но сама же себе мешает как со стороны апазиции, так и со стороны лояльных Кремлю человеков.

Самый смак, конечно, это фраза “ антиимперского либерала” про “мы потеряли Украину”. Украина – не собственность, чтобы ее терять. Потеряла Москва не страну, не территорию и не народ. Москва получила ощутимый “кусь” стихийной дезинтеграции, как было сказано, кровавой и беспорядочной. Ни аннексия Крыма, ни война на Донбассе не были продуманы и просчитаны – к ним готовились, но к ним не были готовы. Рискну предположить, что никто из ответственных за принимаемые решения людей даже не задался вопросом “а как на это отреагирует Украина?”.

Системы принятия решений, прогнозирования последствий и воплощения этих решений в жизнь существуют независимо друг от друга и в силу своей громоздкости просто не поддаются централизованному управлению: одному человеку или малой группе лиц просто не по силам охватить весь объем информации, а поступающая “наверх” информация предельно конъюктурна, ибо:

Институты, которые должны давать на самый верх сжатую и удобоваримую информацию, но эти институты забиты людьми, которые плывут по течению или живут в манямирке собственной пропаганды. Руководство хочет оттяпать Крым и покуражиться? Окей, дадим наверх “экспертизу”, что там только этого и ждут, а остальные “не посмеют перечить”! Хуже того, живущие в подобной системе люди проецируют собственную пассивность на окружающий мир.

Отсюда все эти безумные борцы с “соросятами” и вездесущими агентами Госдепа: система упрощает окружающий мир до рамок своего собственного опыта существования. Осознать сложность и многообразность внешнего по отношению к угасающей империи мира “эксперты” попросту не способны.

Таким образом, инертный народ создает элиты, которые всеми силами поддерживают этот статус-кво, а существующий статус-кво поощряет инертность и конъюнктурность.

Как уже было не раз сказано на просторах этого бложека, подобные системы в принципе НЕРЕФОРМИРУЕМЫ ИЗНУТРИ. Они способны меняться ТОЛЬКО под давлением внешних для системы факторов: будь то Госдеп, пинающий Банковую, или системный кризис, вызванный неэффективностью самой системы.

Ссылка на ролик, если кому любопытно.

Поділитися:
Share

Усі відео
  • Усі категорії