Мышебратья и безответная братская “любовь”

Anna Amargo
Anna Amargo

Знаете, что мне забавляет? Святая уверенность некоторых людей из России, в том, что у нас тут народ делится на тех, кто россиян всех не любит (это вот те, кто на Майдане, потом на фронте и кто помогал) и на тех, кто нормально относится к гражданам Федерации.

Вот сегодня в комменатах у нескольких из друзей я в том или ином виде читала подобную мысль, высказанную из Орла, Барнаула и откуда-то из-под Питера.

Вот так чувачки и писали: “Это вот это м..нутые нас, россиян, ненавидят. Но есть нормальные украинцы. Они нормально относятся.” Продовжувати читання Мышебратья и безответная братская “любовь”

Share

О протоколе, символах и преемственности

Сегодня я спросила у своей сестры, почти 30 лет живущей в благословенной Америке: “Что у вас там поменяется в связи с тем, что на смену господам демократам придут господа республиканцы?”

Продовжувати читання О протоколе, символах и преемственности

Share

Ну, действительно, кому бы пришло в голову во время войны пытаться разворотить тыл противника бунтами и диверсиями? Глупость какая, ейбогу… Никто никогда так не делал и не Путину же начинать, да?

Share

А может не надо сюда приезжать?

А вообще в этом мире есть много прекрасных людей, которые кажутся умными и способными делать логические заключения. Но ровно до момента переезда своего в Украину. От тут – как отрубает.

Продовжувати читання А может не надо сюда приезжать?

Share

Об ультиматуме

Алевтина Кондратьевна Назарёнкова потребовала от Брэда Питта кольцо с брульянтом, лимузин к ЗАГСу, собачку маленькую (как у Пэрис Хилтон, пожалуйста) и усыновить её сына, семнадцатилетнего Степана Кузякина.

Продовжувати читання Об ультиматуме

Share

Ад

Ад – это люди, не способные связывать два обрывка нити, протянутой сквозь их собственную жизнь, распустившуюся от случайной зацепки.

Ад – это Н-а. Вот здесь она тычет мне в сухую щель увядших моих одноклассников ссылки на “а теперь уже окончательные доказательства того, что весь Холокост этот выдуман”… Вот здесь она мне предлагает возбудиться на интервью какого-то раввина австрийского, который не верит в Трагедию. Вот здесь она теребит меня за статистику с логикой.

Продовжувати читання Ад

Share

Об образовании, работе и целях

Почему в каких-нибудь богатых Америках дети бедных людей учатся-учатся-учатся, занимаются общественной работой, занимаются спортом, ищут фонды, готовые дать им стипендию, ищут университеты, которые – за успехи в бейсболе или науке – готовы их бесплатно учить, в конце концов кредиты берут и потом, выучившись и работая, выплачивают их годами исправно, а в бедной Украине сам вопрос: “Нахрена учить тех, кто не собирается работать по своей специальности или просто не нужен по ней и работы никогда не найдёт?” – вызывает истерику на тему: “Вы отказываете детям бедных родителей в праве на высшее образование!”?

Может быть, потому, что у нас цель – именно образование. А там – цель – работа, а образование – это лишь один из способов эту работу иметь.

Share

О налогоплательщике, солдате и студенте

Я вот сейчас прямо вижу налогоплательщика Петренко Ивана. Стоит он, теребит свою тысячу налогов, почти честно уплаченных. Морщит в раздумиях нос.

А перед ним стоят двое. Солдат Сидоренко, которому нужна каска и три жмени патронов. И студент Охрененко, который хочет стипендию, шоб доучиться на экономиста, журналиста или юриста какого-нибудь и пойти торговать или красить заборы.

Думаю, вопросов нет. Солдат как-то так перебьется. Ведь главное для страны сейчас – обеспечить стипендиями будущих получателей пособия по безработице. Бо у нас же культ образования высшего. А ещё у нас всосавшаяся в желудки уверенность, что в армию попадают лишь те, кому не хватило мозгов поступить на экономиста, журналиста или юриста хотя бы.

Share

О скандале вокруг фото

У меня зуд подозрительности. Поэтому я сейчас не могу просто так взять, да и отделаться от подозрения, что вся истерика про “фотки-то не настоящие!!!” – это удар упреждения.

Продовжувати читання О скандале вокруг фото

Share

О тех, кто громче всех кричит

Особенно мне нравится слушать истерические вопли о том, чем нам всем грозит срыв своевременного запуска электронного декларирования и о том, что нужно сделать с подлыми саботажниками, от тех, кто, по моим подозрением, ссытся безудержно об одной мысли о том, что ему придётся таки декларировать вот это всё…

Share

О голодовках и Савченко

А вообще я поняла, что в конечном счёте у меня к Надежде Савченко осталась одна лишь претензия. Но такая, которую я не могу так просто сглотнуть.

Ей – на фоне общего для украинцев сейчас периода разочарований в людях из телевизора, обмыливания хороших слов и обгаживания проектов – удалось хорошенько скомкать и подальше засунуть саму идею протестного голодания.

Продовжувати читання О голодовках и Савченко

Share

О языках

А, котики котики котики. Ах, божежтымойдорогой, ты посмотри, что творится.

Оказывается, сказать, что русский – это иностранный – это уже дискриминация всех русскоязычных, это почти что фашизм.

Так я добавлю. Польский – таки иностранный, не смотря на то, что родной для большого количества украинцев и для моей троюродной бабки Марии. Прости меня баба Мария.

Продовжувати читання О языках

Share

Ах же ж ты…

Знаете, как человек, вся работа которого связана со словами, чувствует себя в тот момент, когда осознаёт, что вот сейчас, вот в этот момент слов у него не хватает.

Глазик дёргается, ручки дрожат, волосы на затылке поднимаются и шевелятся в такт гупающему пульсу, пальцы на ногах свело судорогой. А слов нет. А слов, матьихзаногу, нет.

Читаю то, что Савченко сказала о человеке, который под пытками показания дал, и в голове только: “Ах же ж ты… Ах же ж ты… Ах же ж ты…” Другие слова кончились.

Share

О повышении ставок

Когда все бегали по пикетам в поддержку Савченко и постили с ней картинки, требуя немедля освободить героиню – умные люди ходили и сквозь скрежет зубовный мычали: “Вы что, не понимаете, что – чем больше шума – тем выше цена, которую за Надежду попросят?”

Продовжувати читання О повышении ставок

Share

О низкой оплате дзена

Иду на почту – на краях дырки, сделавшейся на месте снятого люка, сидят, свесив ноги в бесконечную пустоту два дяди по сорок. Третий сидит в метре от люка на ящике. Четвёртый сидит прям на земле под рябиной. Все они молча курят, внутренне созерцая величие своих размышлений о Вечном и о зарплате, наверное.

Продовжувати читання О низкой оплате дзена

Share