Новости из США. 7 – 13 мая 2018 года

Igor Aizenberg
Igor Aizenberg

Доброго времени суток всем Друзьям. Об основных новостях, находившихся в центре внимания ведущих американских СМИ и в США в течение уходящей недели.

 Наиболее обсуждаемой новостью недели с вечера вторника, 8 мая, остается новость о миллионных суммах, поступивших с конца 2016 года по начало 2018 года на счет по сути фиктивной компании Essential Consultants LLC, основанной многолетним личным адвокатом Трампа (а точнее его «решалой» (его так и называют по-английски – «fixer») Майклом Коэном. Штат сотрудников Essential Consultants LLC состоит из одного Коэна, который является и ее владельцем. Со счета этой компании Коэн перевел в октябре 2016 года $130 тысяч бывшей порнозвезде Сторми Дэниэлс, чтобы купить ее молчание о сексуальной афере Трампа с ней. В связи с этим Сторми Дэниэлс, как известно, подала в суд на Коэна и Трампа, требуя признать недействительным договор, обязывающий ее молчать, поскольку договор не был подписан Трампом. Но в прошедший вторник адвокат Сторми Дэниэлс Майкл Авенатти предал гласности информацию о том, что не только платеж Дэниэлс был осуществлен со счета Essential Consultants LLC, созданной буквально в день платежа Дэниэлс, но что с конца 2016 года на этот счет поступали немалые деньги. Причем, выдавал эту информацию Авенатти постепенно. Информацию о части поступивших сумм он обнародовал вечером во вторник. А затем, в среду и в четверг, эту информацию дополнил. Каким образом Авенатти получил информацию об операциях, связанных со счетом Essential Consultants LLC, он не сообщил. Но, как оказалась, информация является очень достоверной. Сам Авенатти признал в телеинтервью, что ошибка составляет 0.07% от поступивших сумм.



Итак, Коэн получил: $1,200,000 от фармацевтического гиганта Novartis, $600,000 от телекоммуникационного гиганта AT&T, $500,000 от компании Columbus Nova, владельцем которой является двоюродный брат российского олигарха Вексельберга Эндрю Интратер, $150,000 от южнокорейской компании Korea Aerospace Industries. Также на счет поступило $62,500 от донора республиканской партии Эллиота Броуди, очевидно, гонорар Коэну за улаживание дел, и перевод $1,6 миллиона бывшей модели Плэйбоя, с которой у женатого Броуди был роман. Были и другие денежные поступления. Авенатти также сообщил, что в 2017 году Коэн перевел более миллиона долларов со счета своей фиктивной фирмы на свой личный банковский счет. Майкл Авенатти говорит также о том, что у него есть информация о других движениях денег на счету фиктивной компании Коэна. Но пока что он ее обнародовать не хочет, требуя, чтобы ее обнародовал сам Коэн.

Начиная со среды стали поступать официальные объяснения от компаний, плативших деньги Коэну. При этом Novartis и AT&T несколько раз меняли свои объяснения.

Компания Novartis в конечном итоге заявила, что заключила с Коэном контракт о получении информации, касающейся политики администрации Трампа в области здравоохранения. При этом далее Novartis заявил о том, что с Коэном состоялась единственная встреча, в ходе которой выяснилось, что он не сможет предоставить компании ту информацию, которая ей была нужна. Но Novartis решил после этого… не разрывать контракт с Essential Consultants LLC и продолжил еще в течение 11 месяцев выплачивать Коэну ежемесячные $100 тысяч, поскольку «контракт был составлен так, что его трудно было разорвать».

Любопытно, что вскоре после начала платежей Трамп встретился с СЕО (chief executive officer, для тех, кто вдруг не в курсе – так по-английски стандартно называется главный менеджер компании) фирмы Novartis.
AT&T платила Коэну за консультации, связанные со сделкой о приобретении этой компанией за $85.4 миллиарда компании Time Warner, которой принадлежит телеканал CNN. Сделка эта была в 2017 году заблокирована министерством юстиции, сейчас обе заинтересованные компании разбираются с министерством юстиции в суде. Как считают все, кто комментирует это решение министерства юстиции, продиктовано оно исключительно тем, что президенту не нравится телеканал CNN, и он не хочет, чтобы канал получил новые существенные инвестиции для своего дальнейшего развития. В субботу CEO AT&T Рэндалл Стефенсон заявил, что «заключение контракта на оказание консалтинговых услуг с Коэном было большой ошибкой и нанесло большой ущерб репутации компании».

Полумиллионный платеж от Columbus Nova, естественно, все комментаторы немедленно связали с Вексельбергом и с Россией. Просто хотя бы потому, что все нынешние олигархи в России существуют ровно потому, что им дает возможность существовать российский режим, а существуют и действуют они ровно в тех рамках, которые этот режим для них очерчивает. Компания выпустила заявление, что является стопроцентно американской компанией, не имеет отношения к Вексельбергу, а с Коэном заключила контракт на «оказание консалтинговых услуг в области инвестиций в недвижимость». Однако еще не так давно на сайте «стопроцентно американской компании» Columbus Nova, владельцем которой является гражданин США и одновременно двоюродный брат Вексельберга, говорилось, что она входит в систему компаний Ренова (а это основная бизнес-империя Вексельберга) и является инвестиционной компанией, представляющей инвестиционные интересы Ренова в США. Некоторое время назад это упоминание с сайта исчезло, однако, естественно, копии старой версии сайта в архивах Интернета сохранились. В связи с Рашагейтом не может не представлять интереса и тот факт, что Эндрю Интратер, формальный владелец Columbus Nova, выступил донором иннаугурационного фонда Трампа, переведя туда $250 тысяч. За это Интратер получил два приглашения на инаугурацию Трампа и присутствовал на ней вместе, как бы вы думали, с кем, с женой? С подругой? Ну, нет, конечно же, не с женой и не с подругой, а со своим двоюродным братом Виктором Вексельбергом, который, конечно же, «никакого отношения» ни к чему не имел (мы вот так взяли и все в это тут же и поверили). Да, и как-то странно «случайно» похожими оказались названия «стопроцентно американской» Columbus Nova и стопроцентно российской компании Renova.

Еще более оригинальное объяснение перевода денег Коэну пришло от южнокорейской компании Korea Aerospace Industries, которая выбрала его в качестве консультанта «по вопросам правил бухгалтерского учета». По странному совпадению именно в момент заключения контракта с Коэном корейская компания, как установил телеканал MSNBC, претендовала на заказ от США по производству тренировочного самолета для военных летчиков.

Таким образом, Коэн оказался одновременно консультантом по вопросу политики здравоохранения, по осуществлению слияния AT&T и Time Warner, по инвестициям в недвижимость и по бухгалтерскому учету. Удивительно широкая специализация.

Очень любопытен еще один факт. И Novartis, и AT&T объявили в опубликованных ими заявлениях, что еще в ноябре 2017 года они предоставили по требованию офиса спецпрокурора Роберта Мюллера «всю затребованную информацию» об осуществлявшихся платежах Коэну и «ответили на все вопросы следователей». Из этого можно сделать вывод, что спецпрокурору и его следователям информация о движении денег на счету фиктивной компании Коэна полностью известна.

Еще один необходимый вывод состоит в том, что мы являемся свидетелями, по-видимому, беспримерной в истории США коррупции, связанной с фактической продажей одним из близких к президенту людей доступа к президенту и своего влияния на принятие решений. Нужно отметить, что лоббистская деятельность в США не запрещена, а даже наоборот, разрешена. Но лоббисты должны соответствующим образом регистрироваться, и их деятельность должна находиться, соответственно, под контролем. Деятельность Коэна, очевидно, выходит далеко за рамки законов и правил. Теперь совершенно понятно, почему так буквально рассвирепел президент, когда 9 апреля агенты ФБР провели у Коэна обыск, и когда выяснилось, что Коэн находится под следствием, и ему грозят обвинения в мошенничестве. В особенности, если есть данные о том, что деньги со счета Essential Consultants LLC перетекали на личные счета Трампа или на счета Организации Трампа, очень большого скандала не избежать.

Сразу же хочу заметить для тех, кто думает об импичменте президента. Импичмент при нынешнем составе Конгрессе невозможен. Вообще невозможен. Что бы ни происходило. Импичмент – это процесс гораздо более политический, чем юридический. Процесс импичмента может быть инициирован юридическим комитетом Палаты Представителей. В этом случае Палата Представителей решает, нарушил ли президент присягу, нарушил ли он Конституцию, совершил ли преступление, и, соответственно, простым большинством голосов решает вопрос об импичменте. После чего дело поступает в Сенат, который может отстранить президента от должности, если соберет 2/3 голосов для этого (67 голосов из 100). Так вот. При нынешнем составе Палаты Представителей, в которой большинство у республиканцев, и большинство из этого большинства полностью поддерживает Трампа, вопрос об импичменте просто не будет поставлен в повестку дня. Это совершенно исключено. Если в результате выборов 6 ноября 2018 года состав Конгресса изменится, и демократы получат большинство в Палате Представителей, это тоже совершенно не означает, что они обязательно начнут процесс импичмента. Потому что, вновь-таки, это вопрос больше политический, чем юридический. И решаться он будет, исходя из многих соображений. Первым из которых будет соображение о том, что вероятность найти 67 голосов в Сенате для отстранения президента от должности ничтожно мала. Просто потому, что без голосов республиканцев найти их невозможно. А республиканцы теперь такие, какие есть. Других нет. 80% из них горой стоят за президента. Вторым вопросом будет, а выгодно ли политически затевать дело об импичменте, если известно заранее, что вероятность того, что оно увенчается успехом, крайне мала. И так далее. Нюансов много.

Во вторник Трамп объявил о выходе США из договора по военной ядерной программе Ирана. Договор этот был заключен в 2015 году между Ираном с одной стороны, а с другой стороны – пятью постоянными членами Совета Безопасности ООН США, Великобританией, Францией, Китаем и Россией, а также Германией и Евросоюзом, после многолетних переговоров. Договор предусматривал сворачивание военной ядерной программы Ирана и «откатывание» ее назад (сокращение количества центрифуг для обогащения урана с 20 тысяч до 5600, причем только таких, которые не могут обогащать уран более чем до 3%-4% концентрации Урана-235 и сокращение на 98% количества уже обогащенного урана (до 300 кг), причем, уровень его обогащения не должен составлять выше 3.67%. Для создания ядерного оружия необходим уран, обогащение которого достигает 90%). Договор также предусматривал жесткую систему постоянных инспекций иранских ядерных объектов представителями Международного Агентства Атомной Энергии (МАГАТЭ).

Американский Конгресс обязал президента каждые 90 дней сертифицировать договор, то есть выступать с заявлением о том, что Иран его соблюдает, либо, если обнаружится его несоблюдение, то президент в этом случае должен десертифицировать договор, предоставив Конгрессу возможность восстановить ранее действовавшие жесткие санкции против Ирана. Трамп дважды после вступления в должность подтверждал сертификацию договора. В третий раз он решил договор десертифицировать, передав Конгрессу возможность решать, что делать дальше, и заявив, что если Конгресс не предпримет своих шагов, то он может объявить о выходе США из этого договора. Конгресс никаких действий со своей стороны не предпринял. Замечу, что Конгресс с республиканским большинством в обеих палатах до сих пор лишь дважды пошел наперекор Трампу. Оба раза произошло это в июле 2017 года. Когда Конгресс принял Закон о санкциях и когда отказался отменить Закон о доступном медицинском страховании (Obamacare).

МАГАТЭ, осуществляя постоянный мониторинг соблюдения Ираном договора, регулярно заявляет, что Иран соблюдает все его условия. Министр обороны США Мэттис на слушаниях в сенатском комитете по делам вооруженных сил 3 октября 2017 года заявлял, что договор отвечает национальным интересам США, и что Иран соблюдает его условия. Президент, однако, заявил 8 мая прямо противоположное, объявив, что подписал меморандум о возобновлении санкций против Ирана.

Будет ли Иран возобновлять программу военных ядерных разработок, пока что неизвестно. Но известно, что европейские союзники США Великобритания, Франция и Германия имеют по поводу договора с Ираном точку зрения прямо противоположную точке зрения Трампа. Франция и Германия пытались убедить Трампа не выходить из договора, для этого в Вашингтон недавно приезжали Макрон и Меркель. Но тщетно. Европейские союзники США заявили, что будут и дальше придерживаться условий договора и призвали к тому же Иран.

Но основная проблема состоит в том, что решение Трампа вбивает очень серьезный клин между США и их европейскими союзниками. Возобновление санкций США против Ирана по сути будет направлено не против Ирана, а против европейских союзников США. Торговля между США и Ираном равна нулю. США не покупают иранскую нефть. Иран ничего не покупает в США. Иранские деньги, размороженные в США после частичной отмены санкций в 2015 году, возвращены Ирану. А дело в том, что вслед за отменой в 2015 году санкций против Ирана многие европейские компании вышли на иранский рынок, инвестировали в экономику Ирана очень большие деньги, получили от Ирана множество заказов (для примера отмечу только контракт Ирана с авиастроительным концерном Airbus на поставку более 100 пассажирских самолетов).

Если США введут санкции против Ирана, то фактически это будет означать санкции против европейских компаний, работающих с Ираном и в Иране. А это в свою очередь будет означать серьезные убытки для этих компаний, серьезные проблемы для правительств соответствующих европейских стран и серьезные трения между США и этими европейскими странами.

Другим результатом решения Трампа является рост цены на нефть. Цена на баррель брента достигла уже $77.12 (рост на $5 за последний месяц). Угроза прекращения поставок нефти из Ирана из-за санкций и продолжающееся обострение ситуации на Ближнем Востоке могут способствовать только дальнейшему росту нефтяных цен.

И есть в мире ровно одна всем нам известная страна, которую и серьезные разногласия между США и их европейскими союзниками, и высокая цена на нефть очень радуют. Увы, эта страна может порадоваться последним событиям.

В среду в сенатском комитете по разведке происходили слушания по утверждению назначения Джины Хаспел директором ЦРУ. Хаспел работает в ЦРУ около тридцати лет. В ее компетенции нет сомнений. Но в ее личной и профессиональной биографии есть одна страница, о которой она сама, возможно, хотела бы забыть. Хаспел в свое время курировала допросы захваченных террористов Аль-Каиды. К ним применялись пытки. В частности, многократно имитировалось их утопление, когда их надолго и насильно погружали в воду. Это снималось на видео. Хаспел распорядилась эти записи уничтожить. В связи с этим к ней возникает много претензий и вопросов. Сенатор из Калифорнии Камала Харрис требовала от Хаспел ответить «да» или «нет» на вопрос, считает ли она пытки аморальными. Хаспел ответить «да» или «нет» не смогла, уходя от ответа и заявляя лишь, что никогда более пытки применяться в ЦРУ не будут.

После этого сенатор Маккейн, находящийся из-за болезни дома и в этом году в работе Сената не участвовавший, выпустил заявление, в котором заявил о том, что отказ Хаспел признать аморальность пыток дисквалифицирует ее как кандидата на пост директора ЦРУ, и призвал коллег-сенаторов голосовать против ее назначения. «Ответ» пришел от сотрудницы Белого Дома Келли Садлер, которая на заседании кабинета в четверг утром сказала: «все, что он говорит, не имеет значения, потому что он все равно скоро умрет». Эти слова вызвали возмущение аккредитованных в Белом Доме журналистов, которые завалили вопросами пресс-секретаря Сару Хаккаби-Сандерс. Но она «стоически» на вопросы отвечать отказывалась, лишь сказав, что Садлер продолжает работать в Белом Доме. Эти слова вызвали гнев и возмущение миллионов людей по всей стране. Но ни один представитель администрации заявление своей сотрудницы не осудил. Ни один республиканский сенатор ничего не сказал в защиту своего тяжело больного коллеги, который является общепризнанным героем Америки. Лишь сенатор Флэйк написал в Твиттере два слова: «Нет слов».

Бывший вице-президент Джо Байден выпустил заявление: «Джон Маккейн – настоящий герой, человек доблести, жертвы которого для страны неизмеримы. Поскольку он борется за свою жизнь, он заслуживает большего и заслуживает намного лучшего отношения. Учитывая этот неуважительный взгляд Белого дома на Джона и других, этот сотрудник не исключение из правила; она является воплощением этого».

Дочка сенатора Джона Маккейна Меган Маккейн очень достойно ответила тем, кто оскорбляет ее отца: «Мы все умрем. Вопрос не в том, как мы умираем, а в том, как мы живём».

Спасибо всем, кто прочитал. Всем желаю здоровья, хорошего воскресенья и хорошей следующей недели.

Share

WP Facebook Auto Publish Powered By : XYZScripts.com
Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial