Истоки Холодной войны

Благодарим редакцию сайта “Петр и Мазепа” за разрешение на перепечатку статьи.

Антон Доренко

Недавно Генеральный секретарь ООН Антониу Гуттериш признал, что холодная война возвратилась. Это хороший повод вспомнить, как началась первая холодная война. Тем более, что на носу майские праздники и очередные заявления российских властей, как Запад пытается пересмотреть итоги Второй мировой войны.



Новый расклад сил

1946 год. Европейский континент разрушен войной, но над ним уже нависла новая угроза. Советские войска на завершающем этапе Второй мировой войны заняли всю Восточную Европу, и теперь Запад мог только наблюдать, как сталинский режим насаждает коммунистический строй в Венгрии, Чехословакии, Польше, Болгарии и Румынии. При этом коммунисты своими силами захватили власть в Югославии и Албании, а в Греции началась кровавая гражданская война между коммунистическими партизанами и прозападным правительством. В этом году на тот момент уже бывший британский премьер-министр Уинстон Черчилль в ходе своей знаковой Фултонской речи констатировал, что Европу от Балтики до Адриатики разделил «железный занавес».

Самым опасным местом в отношениях СССР и Запада был германский вопрос. После Второй мировой войны судьбы Германии и Австрии оставались неопределёнными. Четыре державы-победительницы оккупировали эти страны, получив по своей зоне оккупации. При этом для Вены и Берлина был введён особый статус, и эти города были в специальном порядке также поделены между союзниками. Но проблема была в том, что и Вена, и Берлин находились в зонах советской оккупации, поэтому западным союзникам для доступа в свои сектора этих городов необходимо было постоянно пересекать советскую зону.

Однако в Германии Запад и СССР стали проводить противоположную политику. Если Советский Союз устанавливал в своей зоне диктатуру коммунистов, то в Западной Германии союзники укрепляли парламентскую демократию и капитализм. И Москву категорически не устраивало наличие на подконтрольных ей территориях анклава свободного мира. В 1948 году это привело к советской блокаде Западного Берлина, когда СССР перекрыл для западных держав пути сообщения с городом. Вспыхнул сложнейший со времен окончания мировой войны международный кризис. В Вашингтоне рассматривался как вариант сдачи Берлина и вывода из него западных войск, так и сценарий военного прорыва блокады от главы администрации американской зоны оккупации генерала Люсиуса Д. Клея. Однако было решено остановиться на организации поставок в Берлин по воздушному мосту. Увидев, что Запад готов решительно отстаивать свой сектор города, Сталин отступил и снял блокаду, так как знал, что к жёсткому противостоянию СССР не готов. Однако вопрос Берлина так и остался неурегулированным, и конфликты вокруг него ещё поставят мир на грань мировой войны.

Тем временем перекраивались границы многих восточноевропейских государств, в результате чего немцы были изгнаны из восточногерманских земель, отошедших к Чехословакии, Польше и СССР. Так, например, древняя столица Восточной Пруссии, город Кёнигсберг, была очищена от немцев и превращена в советский Калининград. Этнические чистки относительно немцев проходили и в Венгрии, Югославии, Румынии. Германия оказалась в намного более униженном состоянии, чем была после Первой мировой войны, и поэтому многие политики всерьёз опасались появления нового германского реваншизма. Особенно сильно волновал этот вопрос французов.

Франция во второй половине 1940-х гг. вообще настаивала на максимально жёстких по отношению к Германии мерах, вплоть до расчленения её на несколько небольших государств. За счет Германии Париж планировал возродить и французскую экономическую мощь, что стало официальной политикой правительства под названием «План Монне».

Получив собственную зону оккупации немецких земель, французы создали свой протекторат в Сааре и хотели установить особый статус для Рурской области. Эти два региона были богаты углём и являлись ключевыми центрами немецкой тяжелой промышленности и металлургии, потеря которых была бы очень болезненной для германской экономики. Но тут вмешались США и Великобритания. Они опасались, что политика Франции слишком ослабит Германию, и та окажется лёгкой добычей для коммунистов.

К тому же, у Западной Германии появился выдающейся лидер — Конрад Аденауэр. Он с одной стороны был готов превратить свою страну в мирное и демократическое государство, с другой — умел последовательно защищать национальные интересы.

Именно такую Германию, уверенную в себе, но не агрессивную, хотели видеть Вашингтон и Лондон, и они сделали ставку на создание ФРГ. Под давлением англосаксонских держав Париж был вынужден ослабить свою антигерманскую политику и признать, что главная угроза для будущего Европы — не Германия, а СССР.

При этом международное положение Франции в этот период было очень непростым. Потерпев унизительный разгром в 1940 году, Франция никак не могла стоять в одном ряду с «Большой тройкой» стран-победительниц. Пожалуй, даже югославские партизаны Иосифа Броз Тито добились больших успехов, чем «Свободная Франция» Шарля де Голля. Неудивительно, что ни Сталин, ни Рузвельт не рассматривали Францию как равного партнёра в обустройстве послевоенного мира. Однако Уинстон Черчилль сумел их убедить дать Франции статус державы-победительницы и постоянное место в Совете Безопасности ООН.

Британский лидер понимал, что после мировой войны наступит новая эпоха, в которой положение стран европейского континента окажется беспрецедентно низким. Европа, не так давно контролировавшая всю мировую политику, теперь полностью зависела от воли сверхдержав, превратившись в арену противостояния между ними. Среди всех европейских государств только Великобритания могла считаться великой державой, но Черчилль как никто другой осознавал хрупкость могущества Британской империи. Он хотел укрепить положение Европы, но для этого нуждался в содействии других европейских стран, и тут Париж был наиболее подходящим и сильным союзником. К тому же Францию и Великобританию со времен Антанты связывали уже многие десятилетия союзнических отношений, и у них как у крупнейших колониальных империй было множество общих позиций, которые они должны были отстаивать вместе в ООН. В то же время разбитая Германия вместе с униженной Францией создали бы геополитический вакуум, который на фоне роста могущества СССР гарантировал нестабильность в Западной Европе.

Итак, с подачи Великобритании Франция получила шанс вернуться в мировую политику. Но тут же она столкнулась с рядом сложных проблем. Во-первых, сразу начались разногласия с другими западными союзниками по многим вопросам, и прежде всего по германской проблеме. Во-вторых, всю её империю лихорадило, а в Индокитае в 1946 году началась война за освобождение от колониального господства французов.

В-третьих, саму Францию охватил тяжёлый внутриполитический кризис. К тому же, во французской политике всё больший вес приобретали коммунисты, которые использовали как сложную социально-экономическую ситуацию, так и свой авторитет одних из лидеров Сопротивления времён Второй мировой войны.

Усиление французских коммунистов вызывало серьёзное беспокойство США и Британии, тем более ввиду аналогичных процессов в других европейских странах, среди которых особо выделялась Италия. На фоне греческой гражданской войны и масштабной войны между коммунистами и националистами в Китае подъём западноевропейских коммунистических сил не сулил будущему Запада ничего хорошего. Американский президент Гарри Трумэн понимал необходимость принятия решительных мер для спасения демократии в Европе.

Красная угроза

Запад никогда не забывал той агрессивной и лицемерной политики, которую вёл Сталин до 1941 года. Это и раздел Польши совместно с нацистской Германией, и аннексия трёх балтийских республик, и агрессия против Финляндии, из-за которой СССР исключили из состава предшественницы ООН — Лиги наций. Да, борьба с общим врагом отодвинула эти проблемы на задний план, но послевоенная имперская политика Сталина вынудила Запад ему противодействовать.

Первый открытый конфликт западных союзников и Советского Союза случился в Иране в начале 1946 года. В августе-сентябре 1941 года Великобритания и СССР оккупировали Иран с целью получить контроль над его нефтяными месторождениями, предотвратить возможный переход Тегерана на сторону стран Оси и обеспечить «Персидский коридор» для доставки грузов из Великобритании и США в СССР.

По договору 1942 года союзники обязались уйти из Ирана в течении шести месяцев после окончания войны. К марту 1946-го западные державы были готовы выполнить свои обязательства и покинуть Иран, однако СССР начал затягивать вывод своих войск. Более того, в своей зоне оккупации СССР успел создать марионеточные «государства»: Демократическую Республику Азербайджан и Мехабадскую республику. И Запад, и сам Иран понимали, что Сталин готовится к расчленению иранского государства, и в резкой форме потребовали вывода советских войск. Москва была вынуждена отступить. Но лишь только выведя свои войска из Ирана, СССР взялся за соседнюю страну — Турцию.

Во время Второй мировой войны Турция колебалась между прогерманской и пробританской ориентацией, но сохраняла нейтралитет. Она объявила войну Германии лишь 23 февраля 1945 года, но при этом воздержалась от участия в реальных боевых действиях. Единственной причиной вступления Турции в войну была опасность остаться вне новой системы международных отношений, так как в Ялте «Большая тройка» объявила, что в создании ООН будут участвовать только те государства, которые до 1 марта 1945 года объявят нацистам войну. Турецкие политики понимали необходимость срочного улучшения отношений с Западом, так как им несложно было предусмотреть послевоенное ухудшение отношений с Москвой.

Ещё Российская империя на протяжении нескольких веков мечтала получить контроль над черноморскими проливами. Сталин решил, что наступил лучший момент для удовлетворения старых имперских амбиций России, и потребовал от Турции согласия на размещения советской военной базы в Проливах. Одновременно от имени Армянской и Грузинской ССР были выдвинуты территориальные претензии насчёт восточных турецких провинций.

Британия понимала, что подчинение Турции Москвой вместе с перспективой захвата власти коммунистами в Греции изменит весь баланс сил на Ближнем Востоке и Средиземноморье в пользу СССР. Лондон сразу же начал оказывать правительствам Греции и Турции военную и материальную помощь. Но ресурсы самой Британской империи были на исходе. Великобритания столкнулась со сложнейшими проблемами в Палестине, Индия была на пороге независимости, а зимой 1946-1947 гг. из-за необычайно сильных холодов и снегопадов на Британских островах начался тяжёлый кризис.

Стране не хватало продовольствия, энергоносителей, замёрзло множество домашних животных, а многие предприятия были вынуждены сократить производство или временно прекратить работу, что ещё сильнее усугубляло положение простых людей. Поэтому Лондон был вынужден сообщить Вашингтону, что не сможет и дальше помогать грекам и туркам. В этот момент Британия признала, что больше не будет прежней великой державой и подталкивала Америку принять лидерство в Западном мире. Теперь ход был за США.

Революция в американской внешней политике

До Первой мировой войны США сторонились европейской политики и не вступали ни в какие военные альянсы. В Америке вообще был силён изоляционизм, но со второй половины XIX века американцы начинают вести всё более активную деятельность в Латинской Америке и на Дальнем Востоке, преследуя свои интересы. Тогда их политика не имела ничего общего с защитой демократии или либеральных ценностей, а была сугубо прагматичной. Так, например, США в 1903 году сыграли важнейшую роль в отделении от Колумбии Панамы, чтобы на панамской территории построить и получить контроль над каналом, который должен был связать Атлантический и Тихий океаны.

Кардинальные перемены в американскую внешнюю политику принёс 28-й президент США Вудро Вильсон.

Он верил, что на Америке лежит особая историческая роль, и она должна защищать общечеловеческие ценности. С началом Первой мировой войны Вильсон сохранял нейтралитет и пытался выступить посредником между воюющими сторонами. Но неограниченная подводная война, которую Германия вела в Атлантике, вызвала гнев Америки. В результате, в 1917 году США объявила Берлину войну. Это стало переломным моментом, так как после побед на Восточном фронте и революции в России у Германии возникла надежда победить в войне.

После поражения Германии Вильсон хотел установить справедливый мир и создать безопасную систему международных отношений. Это воплотилось в его Четырнадцати пунктах проекта мирного договора и идее создания Лиги Наций. Но французские и британские политики были далеки от идеализма американского президента и хотели прежде всего наказать Германию и получить новые колонии за счет побеждённых держав. Конгресс США также не понял инициатив Вильсона и заблокировал вступление Америки в Лигу наций. После чего Америка на два десятилетия ушла из активной мировой политики. И прервать её изоляционизм смогло лишь японское нападение на Пёрл-Харбор в 1941 году.

Теперь в начале 1947 года перед Трумэном стояла сложная задача. Он должен был защитить страны Европы от советской угрозы, но одновременно и победить во внутриполитической борьбе. Ведь в США оставались сильны сторонники изоляционизма, которые не хотели решать проблемы европейских государств за американский счёт. Им совсем не была нужна мировая война с СССР, опасность которой приближалась с каждым новым международным кризисом. В родной для Трумэна Демократической партии наиболее ярким сторонником изоляционизма был Генри Уоллес. Этот политик в 1941-1945 гг. был вице-президентом при Франклине Рузвельте, то есть являлся вторым по важности должностным лицом в стране. После сложной внутрипартийной борьбы новым вице-президентом с 1945 года стал Гарри Трумэн, который после кончины Рузвельта занял президентский пост, а Уоллес превратился в одного из самый ярых критиков внешней политики Трумэна. Изоляционистов в стане республиканцев возглавлял влиятельный сенатор Роберт Тафт. Выступая за поддержку европейских стран, Трумэн рисковал настроить против себя Конгресс, что грозило срывом внешнеполитических инициатив президента и ставило под вопрос его переизбрание на выборах 1948 года.

Итак, 12 марта 1947 года Трумэн выступил с исторической речью перед Конгрессом.

Он признал, что многим народам мира насильственно навязывают тоталитарные режимы, приводя в пример Польшу, Болгарию и Румынию. Каждая страна оказалась перед выбором из двух альтернатив: или жить в свободном демократическом обществе, или оказаться во власти диктатуры, которая занимается террором собственного населения, запугиванием и подавлением личных свобод. Президент заявил, что Америка должна поддерживать народы, которые сопротивляются диктатуре и стремятся к свободе и демократии. Рассказав о борьбе, которую ведут Турция и Греция за свою независимость, Трумэн попросил Конгресс предоставить этим государствам помощь в размере 400 млн долларов. Он отметил, что народы мира обращаются за помощью к Америке, ведь никто другой не сможет им помочь. И если США проявят нерешительность или равнодушие, это поставит под угрозу мир во всём мире, что в конечном счёте ударит и по американской нации. Он призвал Конгресс к ответственности и мировому лидерству.

Сложно переоценить значение этого выступления. Трумэн очертил новую роль для своей страны, поставив её во главе мирового альянса демократических стран. Его позиция, которая будет названа «Доктрина Трумэна», означала готовность Америки идти на жертвы и сдерживать агрессию коммунистических режимов в любой точке мира. Это было открытое вступление США в «холодную войну», которую несколькими годами ранее развязал против Запада СССР. Он сумел убедить Конгресс в необходимости этих мер и заручиться большинством и демократов, и республиканцев. Изоляционизм стал маргинальным течением в американской дипломатии. Все последующие президенты, вплоть до Дональда Трампа, следовали ключевым положениям его политики. Даже сегодня, когда из-за российской агрессии Украина обращается за помощью к США, Киев ждёт, что Америка осталась верной принципам Трумэна.

Надежды и страхи Европы

Разруха и нищета, охватившая Европу после Первой мировой войны, были одними из главных причин, которые привели к власти диктаторов в Италии и Германии. Вторая мировая война принесла европейскому континенту ещё более страшные разрушения. В первые послевоенные годы восстановление европейских экономик шло очень тяжело, и Европа с большим трудом пережила суровую зиму 1946-1947 гг. В то же время экономика США переживала послевоенный бум. На долю США в мировом ВВП приходилось около 50%, американский золотой запас составлял около ⅔ от общемировых. Перед Вашингтоном встала задача разумно использовать свою экономическую мощь.

5 июня 1947 года американский госсекретарь Джордж Маршалл, выступая перед студентами Гарвардского университета, изложил свою программу экономической помощи Европе.

И уже 12 июля в Париже 16 европейских стран собрались, чтобы обсудить реализацию этого проекта. Хотя план Маршалла был обнародован после доктрины Трумэна, он не был увязан с противостоянием коммунистической угрозе. Главной целью этой инициативы было оживление экономической жизни Европы. Поэтому к программе присоединились и такие нейтральные государства, как Швеция и Швейцария, которые оставались в стороне во время Второй мировой войны, и не хотели открытого противостояния с СССР. Самому Советскому Союзу было также предложено принять участие в этой программе. Но несмотря на огромные разрушения и голод 1946-1947 гг., Москва отказалась от сотрудничества. Однако самые большие последствия вызвал запрет Сталина странам Восточной Европы и Финляндии участвовать в плане Маршалла, а также его приказ западноевропейским коммунистам всячески саботировать реализацию этой программы своими правительствами.

Тут нужно отметить, что к 1947 году, несмотря на всё давление со стороны Кремля, некоторые восточноевропейские страны ещё сохраняли многопартийность, относительно свободные выборы и определённую свободу слова. Из них самой демократичной была Чехословакия, коалиционное правительство которой включало как коммунистов, так и представителей других политических сил. И именно правительство этой страны проявило наибольший интерес к участию в плане Маршалла. Это привело в бешенство Сталина, и он вызвал чехословацкое руководство в Москву. 8 июля 1947 года премьер-министр Чехословакии коммунист Клемент Готвальд, беспартийный министр иностранных дел Ян Масарик и ряд других политиков этой страны выслушивали угрозы СССР в адрес Праги, если она посмеет присоединиться к плану Маршалла. Им нечего было противопоставить советскому шантажу, и они были вынуждены отказаться от присоединения к плану Маршалла. Ян Масарик в кругу своих близких потом с грустью скажет: «Я приехал в Москву министром суверенного государства, а уехал сталинским лакеем».

Сталин увидел, что в Восточной Европе зреет недовольство Москвой и растёт желание сближения с Западом. Поэтому он решил покончить с какими-то намёками на демократию в восточноевропейских государствах, окончательно насадив там тоталитаризм. По всей Восточной Европе начались масштабные чистки. В феврале 1948 года чехословацкие коммунисты, при подстрекательстве советских спецслужб, совершили правительственный переворот. Вооружённые отряды коммунистов захватили ключевые здания в столице, вся власть перешла к коммунистической партии, в стране начались массовые аресты, а тысячи людей бежали за границу. 10 марта был обнаружен мёртвым Ян Масарик, который погиб в результате падения с третьего этажа. До сих не установлено, было ли это самоубийство, или же он был убит.

Драма в Праге потрясла Европу. Такая расправа над демократией вызывала особенно негативные ассоциации, ведь десять лет назад с агрессии Гитлера против Чехословакии начались события, которые привели европейцев к мировой войне. Многие малые страны Европы ставили себя на место Чехословакии, задаваясь вопросом, а не станут ли они следующей жертвой Кремля? В США заявили, что участвовать в плане Маршалла будут только те страны, в правительстве которых не будет коммунистов. В то же время коммунисты Италии, Франции, Бельгии и других стран приветствовали чехословацкие события, называя их «народной революцией» или «победным февралём». Так просоветские коммунисты в очередной раз проявили себя как пятая колонна Кремля, что резко усилило антикоммунистические настроения на Западе. От духа сотрудничества с СССР, который сложился за годы Второй мировой войны, не осталось и следа.

По плану Маршалла Европе была оказана помощь в размере $10,3 млрд (по нынешнему курсу это около $130 млрд). Эта программа сыграла огромную роль в возрождении Европы. 16 апреля 1948 года была создана Организация европейского экономического сотрудничества. Её целью была  координация политики по реализации плана Маршалла между европейскими государствами и США. В состав организации вошли 18 европейских государств (после присоединения к плану Маршалла Западной Германии в 1949 году). Эта международная институция столь эффективно выполняла свои задачи, что по окончанию программы Маршалла в 1961 она была преобразована в Организацию экономического сотрудничества и развития. Эта организация существует и сегодня, объединяя большую часть наиболее развитых стран мира от Австралии и Японии до большинства европейских государств.

В ответ СССР в январе 1949 года создал Совет экономической взаимопомощи, куда помимо Советского Союза вошли Албания, Болгария, Венгрия, Румыния, Польша и Чехословакия, а год спустя к ним присоединилась ГДР. Так Москва начала создавать свою систему международных блоков, которые должны были противостоять аналогичным западным организациям.

Москва и в 1940-х гг., и в наше время много раз обвиняла США в развязывании против неё холодной войны. Однако это ложь. С 1945 года СССР последовательно нарушал суверенитет целого ряда стран, занимался навязыванием тоталитарных режимов другим государствам и угрожал Западной Европе. Он не мог предложить миру ничего, кроме лозунгов жестокой и лживой диктатуры. В какой-то момент это переполнило чашу терпения Запада, и он стал действовать, а Советский Союз начал геополитическую игру, в которой не мог победить. Увы, в России очень плохо знают историю, и опыт СССР её так ничему и не научил…

Share

WP Facebook Auto Publish Powered By : XYZScripts.com
Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial