Диалог, которого не было

Alexey Petrov
Алексей Петров

Князь Владимир сидел за столом и рассматривал меч, подарок византийских оружейников. Сталь отливала холодной синевой, крупный рубин, вставленный оружейниками в навершие, бросал кровавые отблески на стены терема. Киевский князь встал, ещё раз взвесил в руке меч и вдруг неуловимым движением рассек воздух.

– Хорош меч… Вельми хорош.

Владимир бросил на широкий стол подарок, протянул руку к изящному золотому кубку и сделал глоток вина. Скрипнула неприметная дверь и в проеме показалось удивлённое лицо княжеского ключника Богдана. Перед его крючковатым носом дружинники скрестили копья.



– Дозволь, княже, слово молвить! – осторожно спросил гость, вцепившись руками в древки копий.

Князь махнул рукой, и кольчуга, облегавшая его крепкую фигуру, едва слышно зазвенела. Дружинники пропустили ключника, не сводя с его щуплой фигуры пристального взгляда.

– Святославович, – затарахтел слуга.

Владимир прервал его, недовольно рыкнув:
– Ты почто, окаянная твоя душа, не перекрестился, когда в терем вошёл? – увесистый кулак грохнул по широкой скамье. – Христиане мы уже, почитай, как год, а ты всё никак не привыкнешь. Утомился я напоминать тебе!

Ключник, зная крутой скандинавский норов князя, задрожал всем телом.

– Прости князь. Прости…
– Бог простит! А я в следующий раз голову тебе снесу этим ножиком, – Владимир кивнул на меч лежащий на столе, – И делов!.. Нашёл себе безкоштовну напоминалку!
– Кого-кого нашёл?! – осторожно спросил Богдан.
– Никого, – буркнул князь, – Рассказывай. Чего принесла тебя нелегкая? – спросил Владимир и снова сделал глоток из кубка. Темно-бордовые капли вина упали на блестящее зерцало.
– Там послы пришли из мокши, принять просят.
– Откуда-откуда пришли? – скуластое лицо киевского князя скривилось в презрительной ухмылке.
– Ну это… Из мокшанских лесов.
– Не знаю таких! Где это?
– От Броваров по трассе в сторону Чернигова и дальше на север.
– Но там же сплошная чаща, болота, комары и медведи! – удивленно молвил князь.
– Я тоже так думал, но вот, оказывается, живут люди. И дошли же как-то. Правда оборванные, наче побирушки возле церкви Ильи.
– Да и пёс с ними! – князь потянулся к рукояти меча, – Лучше посмотри, какой подарок византийцы сделали. Подлизываются аспиды, дарами заваливают.
– Они хотят права на московский патриархат! – скороговоркой протарахтел Богдан и на всякий случай отошёл подальше от стола.
– Скажи, ты им сколько амфор вина дал? – улыбнулся князь.
– Одну! Буду я ещё византийское полусухое на всяких оборванцев тратить, – недовольно пробурчал ключник.
– Значит, с собой притащили засранцы, иначе с чего бы им такой бред в голову полез!
– Княже… Они постоянно бьют поклоны и говорят, что через сотню лет в своих лесах деревню построят и Москвой назовут.
– Да пусть строят хоть две деревни, – отмахнулся Владимир. – Мне-то што?
– И будет в той деревни мавзолей стоять, в котором они будут хранить засушенное тело своего вождя. А ещё их митрополит на самоходной железной телеге ездить будет, и крестик на его митре будет сам складываться и раскладываться! – опустил взгляд в пол лепетал Богдан, – И это… Как его?!
– Ну!!! – грозно рыкнул князь, поднялся с резного трона. Кольчуга зазвенела. На блестящем нагруднике заиграли отблески свечей, – Чего замолчал?! Договаривай!
– Княже, только ж это они говорят… Не я!.. В общем, и ты, и бабка твоя Ольга, будете называться их потомками, и это им мы должны быть благодарны созданию Руси, ну, и так далее. Там ещё был какой-то бред, я не запомнил! – Богдан и рухнул на колени, боясь поднять взгляд на князя.

В тереме повисла тишина.

– Ахахааааа! – вдруг неожиданно громко засмеялся Владимир, – Значит, я, потомок Рюрика, киевский и новгородский князь Владимир, сын Святослава, обязан происхождением каким-то мокшанам?!
– Угу! – не поднимая головы пробурчал ключник.
– Може, они юродивые?! Ты бы лекаря покликал.
– Та не похоже, княже, хотя несут какую-то околесицу как купец Градислав, когда на дно амфоры заглянет.
– Хм… А это точно послы, а не скоморохи заезжие из Корсуни? – улыбаясь, спросил князь и скрестил на широкой груди руки.
– Ну, они так сказали… Грамоту дали.
– На бумаге?!
– Та откуда, княже, если у них одна пара лаптей на троих?
– Береста?!
– Не-а… На листе лопуха чем-то нацарапали два слова «Послы мокшанские».
– И всё?
– Да! Ни печати, ничего. Только завядший лист лопуха и всё!
– Гони их взашей. Мне тут побирушек из Новгорода хватает! Мокшан ещё каких-то недоставало! – басовито громыхнул князь.
– А права на московский патриархат?! Они за этим пришли! – напомнил ключник просьбу мокшанской делегации.
– Может, им ещё ключи от моей казны вручить?!.. Передай этим оборванцам, что мы верой своей православной не торгуем и филиалы не открываем!
– А если… – заикнулся было Богдан.
– А если начнут истерики закатывать, расскажи им, как моя бабка иногда послов привечала. Может поумнеют…
– Сделаю, княже! – Богдан стал пятиться к дверям.
– И это… Передай поварам на псарне, пусть им чего соберут в дорогу. Не хватало, чтобы эти послы-скоморохи ласты склеили на территории княжества!
– Что-что скле… Как ты сказал, Святославич?! – недоуменно спросил Богдан.
– Не твоего ума дела! Лучше смету принеси мне на Десятинную церковь!.. Кстати, кто тендер на строительство выиграл?
– Византийцы.
– Ну, кто бы сомневался?!.. Откат просили?
– Конечно… Дескать, подавай им пятнадцатую часть, золотом… Ну, я им показал, где у нас плаха стоит, быстро заткнулись.
– От и добре, Богдан… Глаз не спускай с них. Первая каменная церковь. Шутка ли?! – задумчиво молвил князь, – Ладно. Неча воду в ступе толочь, давай, зови послов из Константинополя! Послушаем их военные песни.

Владимир сел на трон и подмигнул воеводе, все это время молчаливо стоявшему у стены.

– Забирай, друже! Подарок тебе! – князь кивнул в сторону лежавшего на столе меча. – К дню захисника Вітчизни!..

Share

WP Facebook Auto Publish Powered By : XYZScripts.com
Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial