Диалог, которого не было

Alexey Petrov
Алексей Петров

Тяжелая створка двери загудела от удара ногой и, едва слышно скрипнув, немного приоткрылась. Этого было достаточно, чтобы в образовавшуюся щель протиснулась невысокая фигура Медведева, и, радостно подпрыгивая, политик помчался к массивному столу в конце необъятного кабинета.

– Эверест… Владимир Владимирович… Эверест! Мы спасены.
– Чего орёшь придурок? – недовольно пробурчал Путен, примеривая перед зеркалом ярко рыжий парик, – В горы собрался? Так и там найдут, со спутника твой айфон срисуют.
– О чем вы? – опешил премьер-министр, – При чем тут горы?
– Ну, ты так орал Эверест, Эверест, что ещё в коридоре было слышно. А это название горы в Непале. Кстати, самой высокой в мире.
– Тьфу ты, то я хотел сказать – Эврика… То есть нашёл! Выход нашёл из этой грёбаной ситуации.
– Ну, рассказывай, что ты там нашёл? – равнодушно пробормотал Путен, достал из огромного чемодана женское платье и приложил к своей фигуре.
– А давайте это отравление свалим на украинцев! – на лице Медведева застыло выражение торжества.
– Таааак! А ну подробней? – хозяин кабинета бросил платье в чемодан и уселся в своё кресло.
– Так ничего сложного, Вова! Включаем дурака и говорим, типа, мы тут не при рамсах, все вопросы к украинцам. Верняк! – Медведев, радостно сверкая глазами, схватил с журнального столика хрустальный графин с коньяком и приложившись к горлышку сделал три больших глотка.
– Ты уже мне в 2014 году пел про один верняк.
– Та когда то было? Вспомнил…

Путен задумался на минуту. Раз за разом чухая плешивую голову, он то и дело смотрел на Медведева, прищурив глаза.



– Подожди, подожди, Дима! Оно то понятно, что дурака включить можно, а Тереза это схавает?
– Мать? – политик поставил на место графин и вытер рот рукавом пиджака.
– Мэй.
– Конечно. Смотри, Украина нас же не любит, хотя мы всю заботу о Крыме на себя взвалили?!
– До сих пор не могу понять, чего они взъелись? – недоуменно пробормотал Путен.
– Ну, вот тебе и мотив. Траванули того пи@ка нам в отместку.
– А доказательства?
– Какие? – Медведев снова потянулся к графину.
– Хорош синячить, – рыкнул хозяин кабинета, – Взял моду у Пескова… Доказательства того, что это украинцы сделали!
– А нах@я шо-то доказывать? Пусть теперь англичане доказывают, вернее, попробуют доказать обратное.
– Хм… Срочно тащи сюда дело этого полковника, сейчас мы быстро ему историю подправим…

Через час в личном деле отравленного разведчика значилось, что его дед был петлюровцем и воевал против Чапаева на Халкин-Голе. А отец служил у Степана Бендеры правой рукой и лично указал немцам в 1941-м году, в какой стороне Москва находится.

– Дима, слушай. А как же они его отравили? – в голосе Путена сквозило недоверие.
– А хрен их знает. Мы вообще не при делах, даже не знаем, де та Англия находится.
– Якши! Пиши ответ этой бабе. И главное, ярко так, не стесняясь. И запомни, «не еб@т» пишется раздельно.

Медведев схватил заветный графин и пулей выскочил из кабинета.

– Господи, неужели мы спасены! – Путен подошёл к иконе патриарха Кирилла и стал отбивать поклоны.

Прошли сутки…

– Володья, ты с какой момент решил, что я немножко идьётка? – в трубке звучал строгий женский голос.
– Тереза! А в чем собственно дело?! – Путен развалился в кресле, закинул ноги на стол и захрустел маринованным огурцом. Рядом сидел сияющий от счастья Медведев. – Ты получила наш ответ, мы не в курсе, кто отравил того полковника секретным ядом «Новичок». Может украинцы, а может эстонцы. Нам по херу…Что тебе ещё надо?! Ну могу пару лаптей отправить? – оба политика громко засмеялись.
– Я сейчас читать твой ответ и крутить палец возле висок. Володья, хватит пить. Плохо кончишь, если ещё в состоянии кончить! – в трубке раздался ехидный смех.
– Это не я писал, а Медведев.
– А, ну, тогда я всё понимать… Передай ему, что к сражений на Халкин Гол, ваш Чапаев уже давно… как это… буль-буль карасики… Петлюровцев там никогда не быть… А фамилия Бандеры пишется через буква А… Вова, осталась ту часа. Я ждать ровно столько и не минута больше. Гуд бай, мальчики! – в трубке раздались короткие гудки.
– А вот теперь тебе точно пи@ц, Архимед хренов, – зло прошипел Путен глядя на Медведева.
– А чего только мне? – Возмутился политик.
– Ну и мне тоже, но сначала тебе! – грустно проговорил хозяин кабинета и вылил на голову премьер-министру остатки коньяка из графина…

 

На заставке – фрагмент картины “Конец” Кукрыниксов (М. В. Куприянов, П. Н. Крылов, Н. А. Соколов)

Share

WP Facebook Auto Publish Powered By : XYZScripts.com
Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial