Исчадие русского мира

Дмитрий Левинский
Дмитрий Левинский

Вы же знаете, почему фламинго розового цвета? Да, потому что питается ракообразными. А хитин ракообразных при термической или химической денатурации приобретает красный цвет. Этот пигмент плавно перекочёвывает в оперение птицы.

А ещё многие, кто пережил полуголодные девяностые, должны помнить первый и второй бумы на куриные окорочка. И наверняка помнят, что окорочка второго бума часто существенно отдавали рыбой. Примерно по той же причине. Куры были вскормлены на комбикормах из отходов рыбного производства.

В общем, любое животное – это частично то, что оно ест. И человек тут не исключение. Особенно в плане пищи духовной. Чем человека кормят – тем он и становится.



Если человеку с детства вталдычивают, что он РАБ божий (сравните с СЫНОМ божьим в других конфессиях) – рабом он и вырастает. А в какой конфессии у нас так людей называют?

Рабство начинается с запрета мыслить и делать иначе. Иначе чем что, спросите вы? Иначе, чем толкует это церковь. Именно церковь, и именно толкует. На основе одних и тех же «священных писаний» выросло несколько конфессий с порою абсолютно диаметральными толкованиями чего либо, с различнейшими взглядами на те или иные правила.

А если копнуть глубже, то из одного писания вышло три разных религии. И каждая имеет по несколько течений.

И особняком тут стоит ортодоксальное христианство, у нас именуемое православием. Лично мне не совсем понятно, почему замшелость называют ортодоксальностью, ведь нигде более нет такого количества средневекового мракобесия, помешанного на пещерном язычестве, и ни одна из христианских конфессий не отдалена так далеко от писания, как русское (ортодоксальное) православие.

Одна из заповедей Моисея гласит – не сотворить себе кумира. Но при этом у адептов не возникает никакого диссонанса, когда они молятся не Господу, а иконе – идолу. Или когда они прикладываются к «священным мощам» – такому же идолу.

И так во всем. Критическое мышление замещается слепой верой. Любознательность душится канонами. А вместо бога божеством становится священник и идолища в виде икон, мощей и т.д.

И вот так священник вместо того, чтобы быть посредником между слабым человеком и богом – становится всего лишь рупором церкви. Ну, а церковь эта так же далека от бога, как самолет от бокситовой руды.

Какая же тут мораль? А нет тут никакой особой морали, как нет и когнитивных диссонансов у адептов, тут и там сотворяющих себе кумиров по десять раз за политический сезон.

Вы хотели знать, что такое русский мир? Да вот это он и есть. Это и есть тот самый карфаген русского мира, который должен быть сожжён.

Share

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial