Новости из США

Igor Aizenberg
Igor Aizenberg

Доброго времени суток всем друзьям. Об основных новостях, находившихся в центре внимания в Америке и ведущих американских СМИ в течение уходящей недели.

Неделя была полна многими событиями, и написать обо всех просто не будет возможности. Поэтому сегодня я решил разделить свой обзор на две части. Первая будет состоять из краткого перечня основных событий. Вторая часть – из подробного обзора статьи в газете «Вашингтон Пост», напечатанной в прошедший четверг и имеющей с моей точки зрения очень большое значение. В этой второй части будет «многа букав», но и в этом случае я смогу передать только очень бегло содержание этой большой статьи.

Итак, об основных событиях недели.



Во вторник состоялись внеочередные выборы сенатора от штата Алабама (на место, освобожденное генпрокурором Сешансом). Результат этих выборов явился самым большим политическим поражением Трампа со времени его вступления в должность.

Демократ, бывший прокурор Даг Джонс победил республиканца, дважды бывшего председателя Верховного Суда Алабамы Роя Мура. Джонс набрал 49,9%, а Мур – 48,4%. Для победы достаточно просто набрать простое большинство голосов. Трамп всю последнюю неделю перед выборами очень активно агитировал за Мура, записал даже телефонное обращение, которое прокручивалось телефонным роботом, позвонившим на номера всех домашних и мобильных телефонов, зарегистрированных в Алабаме. Президент уверял, что «Мур – это тот кандидат, который поможет сделать Америку снова великой и выйти из того разрушения, которые принесли ей восемь обамовских лет». Мура, придерживающихся ультраправых взглядов, высказавшего в недавнем интервью, что «прав Путин, Америка проповедует миру не те ценности», ностальгирующего по временам, когда в стране было рабство (потому что «это было время семейных ценностей») выдвинул кандидатом на выборах главный идеолог Трампа и бывший главный стратег Белого Дома Бэннон. Мур выиграл с большим преимуществом (57% – 43%) республиканские праймериз в Алабаме у кандидата республиканского истеблишмента Лютера Стренджа (которого изначально поддерживал и Трамп). В ходе предвыборной кампании Бэннон потратил немало времени, выступая в поддержку Мура. В ноябре Мур был обвинен несколькими женщинами в педофилии, однако Трамп и Бэннон только усилили его поддержку после этих обвинений.

Для республиканской партии итог этих выборов должен стать не просто тревожным звонком, а набатным колоколом в преддверии выборов в Конгресс, которые состоятся 6 ноября 2018 года. Алабама в последние 30 лет стала одним из самых консервативных штатов в стране, на всех выборах голосующим за республиканцев с очень большим разрывом в голосах. Демократ побеждал в последний раз на выборах в Сенат в Алабаме в 1992 году (это был и поныне действующий сенатор Шелби, перешедший вскоре после тех выборов в республиканскую партию). Вслед за серьезным поражением республиканцев на местных выборах, проходивших во многих штатах 7 ноября, это поражение на выборах в Сенат в штате, считавшемся оплотом республиканской партии, говорит само за себя. В 2014 году, когда Сешанс был избран в Сенат от Алабамы, он набрал 97% голосов, а демократы вообще не выставили кандидата, считая тогда борьбу за место в Сенате от Алабамы безнадежной. Следует отменить также, что в 2016 году на президентских выборах Трамп набрал в Алабаме 64% голосов. Опрос избирателей, проводившийся одновременно с экзит-полами во вторник, показал, что сейчас деятельность Трампа одобряют только 48% жителей Алабамы, и такое же количество не одобряет.

Таким образом, республиканцы потеряли место в Сенате, и с января, когда Джонс приступит к работе, республиканское большинство в Сенате станет минимальным, составляя 51 голос против 49.

Избранный в Сенат Даг Джонс был ранее федеральным прокурором в Алабаме и известен тем, что руководил следствием и добился обвинительных приговоров в суде (к пожизненному заключению) для двух куклуксклановцев, взорвавших еще в 1963 году церковь в Бирмингеме, прихожанами которой были в основном афроамериканцы (этот теракт привел к многочисленным жертвам, в том числе погибли четыре девочки-школьницы), а также для террориста, устроившего теракт в Атланте во время Олимпийских игр в 1996 году и впоследствии взорвавшего центр женского здоровья в Алабаме.

Газета «Уолл Стрит Джорнал» подтвердила в пятницу со ссылкой на свои собственные источники, что спецпрокурор Роберт Мюллер издал ордер, по которому Дойче Банк обязан был предоставить информацию обо всех счетах Трампа и членов его семьи, а также о движении денег на этих счетах. Только по своей официальной декларации госслужащего за 2017 год Трамп должен Дойче Банку $130 миллионов. Еще $260 миллионов этому банку должен зять президента Джаред Кушнер (он получил кредит сразу после выборов в ноябре 2016 года). В 2016 году Дойче Банк согласился заплатить штраф более $600 миллионов по требованию американского и британского министерств финансов за способствование отмыванию денег (речь шла о деньгах российского происхождения). Газета «Уолл Стрит Джорнал» подтвердила, что банк передал в распоряжение офиса спецпрокурора все запрашиваемые сведения, а также сообщила, что аналогичный ордер был направлен офисом спецпрокурора в банк Wells Fargo.

Сын президента Дональд Трамп-младший в четверг в течение 9 часов давал показания на закрытых слушаниях по Рашагейту в сенатском комитете по разведке.

В течение всей недели происходит довольно агрессивная и, по-видимому, согласованная на самом высшем уровне кампания, проводимая целым рядом конгрессменов-республиканцев и телеканалом Fox по дискредитации спецпрокурора Роберта Мюллера и его расследования. Формальным поводом стала ставшая достоянием гласности переписка бывшего руководителя службы контрразведки ФБР Питера Строка со следователем Лизой Пейдж, с которой Строк находится в романтических отношениях. Летом и ранней осенью 2016 года, во время предвыборной кампании, Строк неоднократно в своих сообщениях, адресованных Пейдж, ругал кандидата в президенты Трампа, писал о том, что такой человек совершенно не подходит для того, чтобы быть президентом. Когда спецпрокурор Мюллер создавал свою команду, он пригласил и Строка и Пейдж работать с ним (Пейдж является ведущим специалистом по расследованию преступлений, связанных с отмыванием денег и коррупцией в Восточной Европе, владеет русским языком). Как только о письмах Строка стало известно в июле этого года, Роберт Мюллер немедленно вывел его из состава своей следственной группы, чтобы не навлекать обвинения в том, что его следователи априори настроены против Трампа. Строк также поплатился должностью руководителя контрразведки ФБР и был переведен на работу в отдел кадров.

В прошедшую среду замгенпрокурора Род Розенстайн, которому подотчетен Роберт Мюллер, выступал в юридическом комитете Палаты Представителей, которая заслушивает периодически как генпрокурора, так и его заместителя в порядке надзора. Целый ряд республиканских конгрессменов набросились при этом в своих выступлениях с резкими нападками на Роберта Мюллера и его расследование, называя его политически мотивированным, а работающих в следственной группе следователей и прокуроров – противниками президента с тенденциозными, заранее направленными против президента убеждениями.

Этот «залп» по Мюллеру был поддержан телеканалом Fox, всю неделю повторявшим то же самое, в еще более резких тонах.

Розенстайн, единственный человек, имеющий право уволить спецпрокурора, заявил, что полностью доверяет Мюллеру, его безупречной репутации и патриотизму и что нет никаких оснований для увольнения спецпрокурора или для недоверия к нему. Розенстайн также подчеркнул, что уверен, что политические симпатии и антипатии, которые есть у всех людей, в том числе и у следователей, не могут мешать их работе, поскольку следователи, работающие в команде Мюллера – профессионалы очень высокого уровня.

Тем не менее, в пятницу масла в огонь подлил президент. Отвечая на вопрос журналистов о том, не собирается ли он помиловать Флинна, Трамп ответил «Я пока не хочу говорить об этом, но, говоря о ФБР и министерстве юстиции, хочу сказать, что люди очень недовольны».

Из чего все комментаторы сделали вывод о том, что президент послал сигнал о том, что он «очень недоволен» расследованием Мюллера. Адвокат Трампа Тай Кобб поспешил выпустить заявление, что у президента нет намерений увольнять спецпрокурора. Однако стало известно, что на следующей неделе состоится встреча Роберта Мюллера с адвокатами Трампа по их просьбе. В субботу появилась информация о том, что адвокат предвыборного штаба Трампа направил жалобу в комитеты по надзору обеих палат Конгресса на то, что Роберт Мюллер якобы незаконно получил в свое распоряжение десятки тысяч электронных писем переходного штаба Трампа. Однако Мюллер получил эти письма из General Services Administration – правительственной службы, в которую передается на хранение вся документация переходных штабов, создаваемых победителями президентских выборов для формирования будущей администрации. Поэтому о незаконности не может быть и речи.

Очевидным является то, что проводится скоординированная и хорошо организованная атака на Роберта Мюллера, и чем она закончится, предсказать невозможно.

Кстати, бывший прокурор по Уотергейту Ник Аккерман и бывшая помощница прокурора по Уотергейту Джил Уайн-Бэнкс сказали, выступая на телеканале MSNBC, что вне зависимости от того, помилует ли Трамп Флинна, по их мнению, тот уже рассказал Мюллеру и его следователям все, что их интересовало, поскольку иначе не было бы сделки со следствием. Кроме того важный для Флинна стимул для всестороннего сотрудничества со следствием – потенциальные обвинения, которые могут быть предъявлены его сыну.

А теперь о статье в «Вашингтон Пост».

В четверг, 14 декабря 2017 года газета опубликовала очень большую статью Грега Миллера, Грега Джаффе и Филиппа Ракера – «Doubting the intelligence, Trump pursues Putin and leaves a Russian threat unchecked» – «Не доверяя разведке, Трамп следует за Путиным и оставляет российскую угрозу без внимания». Эта статья основана на доверительных разговорах журналистов с более чем 50-ю бывшими и нынешними сотрудниками Белого Дома (практически все они согласились разговаривать с журналистами только на условиях анонимности). Тем, кто читает на английском, я очень рекомендую эту статью прочитать полностью. Она очень важна для понимания того, кто занимает в настоящее время Овальный кабинет Белого Дома, и как строится внешняя политика США. Постараюсь кратко изложить основные моменты, изложенные в статье.

Трамп до сих пор категорически не принимает выводы американских разведслужб о том, что вмешательство России в выборы 2016 года было осуществлено, причем именно с целью способствовать его победе на выборах. Он считает, что даже любой разговор на эту тему подрывает легитимность его победы на выборах. Трамп до сих пор считает, что с Россией нужно установить хорошие отношения, поскольку это позволит заключить с ней сделки о решении едва ли не всех мировых проблем. С этим он пришел в Белый Дом, и это было лейтмотивом его внешней политики.

Президент категорически не приемлет никаких обсуждений того, что Россия теми или иными своими действиями наносит ущерб интересам США. Результатом такого отношения стало то, что на ежедневных президентских разведывательных брифингах представители разведки, докладывающие президенту информацию, перестали докладывать ему что-либо, касающееся враждебных интересам США действий России, поскольку любая такого рода информация настолько раздражает Трампа, что срывает проведение брифинга. Представители разведки, готовящие брифинги для президента, включают теперь все сообщения о России в свой ежедневный письменный отчет, но не докладывают о них президенту. Читает ли президент эти сообщения, неизвестно.

Идеалами в качестве государственных лидеров для Трампа, по словам ряда сотрудников Белого Дома, являются Путин, Эрдоган и Си Цзиньпин, которые представляют все один и тот же типаж – авторитарные лидеры, которые держат в своих странах все под контролем. Больше всего раздражает Трампа из мировых лидеров Ангела Меркель.

С первых своих дней в Белом Доме Трамп был одержим идеей отмены части санкций против России и ослабления других санкций. Эти планы были перечеркнуты скандалом с советником по национальной безопасности Флинном и его скорой отставкой. Но и после этого вплоть до середины лета Трамп упорно продвигал, например, идею о возвращении в распоряжение России двух комплексов зданий в Нью-Йорке и Мэриленде, отобранные в соответствии с указом о санкциях, изданным 28 декабря 2106 года Обамой и использовавшиеся Россией для электронного шпионажа под дипломатическим прикрытием. Идея эта зашла в тупик только после того, как советник по национальной безопасности Макмастер и госсекретарь Тиллерсон в качестве компромисса предложили президенту, что можно предложить России вернуть здания, но без распространения на них дипломатического иммунитета. Россия ожидаемо от этого предложения отказалась (без иммунитета она не имела бы возможности вернуть в эти здания свое оборудование для электронного шпионажа). Лишь после этого вопрос вроде бы заглох.

Как только разгорелся скандал, связанный с обсуждением Флинном с российским послом отмены санкций, сенаторы, республиканец Маккейн и демократ Крадин, выступили с инициативой о принятии закона о санкциях, чтобы они не могли быть отменены президентом без согласия Конгресса. Белый Дом неоднократно направлял к сенаторам гонцов с просьбами не разрабатывать этот закон, поскольку он помешает установлению хороших отношений с Россией и заключению с ней сделок, о которых мечтает президент. Закон, тем не менее, был разработан. Белый Дом старался всячески замедлить его принятие, создавая различные проволочки. Но закон был принят. Трамп собирался наложить на этот закон вето. После того, что на следующее утро после принятия закона ведущий программы Morning Joe на телеканале MSNBC Джо Скарборо (кстати, с 1995 по 2001 год бывший республиканским конгрессменом от штата Флорида) назвал почти единогласное принятие этого закона Конгрессом «пощечиной президенту», Трамп буквально взбеленился, он рвал и метал, в целой серии твитов грубо оскорбил Скарборо и ведущую вместе с ним передачу Мику Бжезнски (дочь Збигнева Бжезинского). В течение четырех дней ближайшие сотрудники всячески уговаривали президента подписать закон, поскольку если он закон ветирует, Конгресс неизбежно преодолеет его вето, и это поставит Трампа в совсем неприятное положение. В конце концов Трамп, как известно, закон подписал, выпустив заявление о том, что он закон не одобряет и что закон этот нарушает Конституцию.

Бывший советник президентов Буша-старшего и Клинтона по России Эндрю Вайс назвал в беседе с журналистами газеты операцию России по вмешательству в американские выборы «самой успешной разведывательной операцией, когда-либо проводившейся Советским Союзом и Россией, ввергнувшей американскую политическую систему в кризис на долгие годы». По оценке американской разведки, операция эта обошлась России меньше, чем в $500 тысяч. По данным американской разведки, Путин оценил эту операцию как «более чем успешную».

Едва только приступив к исполнению своих обязанностей, Трамп и его главный стратег Бэннон стремились снизить роль США в НАТО. Еще перед инаугурацией, 12 января, в интервью Трамп повторил то, что говорил во время предвыборной кампании: «НАТО устарело». Бэннон, введенный президентом в Совет национальной безопасности, потребовал составить отчет о том, сколько денег недоассигновали страны НАТО на оборону с момента создания альянса, чтобы обосновать то, что США не должны защищать европейских партнеров по НАТО. Ситуацию с отношением к НАТО стал сглаживать генерал Макмастер, назначенный в конце февраля советником по национальной безопасности вместо уволенного Флинна. Когда в марте 2017 года в США приехала с визитом канцлер Германии Ангела Меркель, неназванные сотрудники Белого Дома (скорее всего Совета национальной безопасности) контактировали накануне с представителями немецкого правительства с просьбой, чтобы канцлер объяснила президенту роль и значение НАТО и убедила его в необходимости поддержки НАТО со стороны США. Огромных трудов стоило добиться того, чтобы Трамп подтвердил в публичном выступлении приверженность США 5-й, основополагающей статье Договора о создании НАТО о том, что нападение на одну из стран альянса является нападением на всех его участников. 12 апреля Трамп принимал в Белом Доме Генерального секретаря НАТО Столтенберга. Макмастер вписал в официальное выступление президента предложение о поддержке 5-й статьи. Но это предложение вычеркнул Бэннон, и Трамп принял его сторону. Месяцем позже фразу о приверженности 5-й статье, вписанную в речь президента на саммите НАТО Макмастером, вычеркнул советник президента, близкий к Бэннону Миллер (и поныне работающий советником президента). Заставить президента произнести эту фразу удалось только 12 июня, когда Трамп встречался с румынским президентом Йоханнисом. Макмастер снова вписал фразу в выступление президента и устроил так, что Миллер не смог до выступления президента встретиться с ним или ознакомиться с текстом его выступления.

В марте генерал Макмастер взял на работу в Совет национальной безопасности в качестве старшего советника по России Фиону Хилл, видного в США специалиста по России, критика Кремля и автора книги о Путине. Отношения Трампа с Хилл не сложились с первого дня. Первая же их встреча закончилась тем, что президент вспылил и очень рассердился на Хилл, когда она готовила материалы для телефонного разговора Трампа с Путиным о Сирии. Отношения осложнились в мае еще больше, когда Хилл выступила в защиту сотрудников своего отдела, передавших в прессу информацию о том, что Трамп поделился с Лавровым и Кисляком совершенно секретной информацией, полученной от израильской разведки.

В сентябре Трамп встретился в кулуарах генассамблеи ООН с Президентом Украины Порошенко. Перед этой встречей специальный посланник США по Украине Курт Волкер, госсекретарь Рекс Тиллерсон, советник по национальной безопасности Герберт Макмастер и руководитель аппарата сотрудников Белого Дома Джон Келли провели встречу с Трампом, чтобы подготовить его к беседе с украинским президентом. На этой встрече Трамп задавал Волкеру вопросы: «Почему в интересах США поддерживать Украину? Почему американские налогоплательщики должны тратить на это деньги?» Сам Волкер рассказал, что подробно обосновал, почему поддержка Украины в американских интересах. Сказал, что президент вроде бы его понял. И сказал, что Трамп одержим идеей хороших отношений с Россией, поэтому он хотел бы достижения мира в Украине, считая, что это позволило бы ему установить с Россией хорошие отношения. По словам Волкера президент, как минимум пять раз после его объяснений повторил фразу «Я хочу мира».

Министерство обороны США рекомендовало президенту предоставить Украине военную помощь поставками оборонительного оружия. Это предложение поддерживают как министр обороны Мэттис, так и госсекретарь Тиллерсон (я даже удивился, узнав о поддержке Тиллерсона из статьи, но факт). «Мэттис считает, что нужно помогать тем, кто сражается с нашими потенциальными противниками», – сказали журналистам сотрудники Белого Дома. И именно эти аргументы выдвигают президенту. «Каждый разговор, который у меня был с людьми, вовлеченными в этот вопрос, был логичным», – сказал старший чиновник из администрации. «Но логического завершения процесса нет, и это говорит о том, что узкое место находится в Белом доме». Далее цитирую статью буквально: «Решение о передаче оружия должно быть принято президентом, и официальные лица заявили, что Трамп не хочет этим даже заниматься».

Хочу это место прокомментировать. Ряд украинских сайтов и СМИ сообщили на днях, что «Трамп подписал предоставление Украине оружия на $350 миллионов». Это не так. Трамп подписал Закон о бюджете национальной обороны США, в котором предусмотрена военная помощь Украине на $350 миллионов. Закон предусматривает, что в рамках этой помощи Украина получит радары ПВО и радары защиты от морского нападения, легкие корабли береговой охраны морских границ, украинские военные медики пройдут подготовку в США, а раненые украинские военнослужащие смогут проходить лечение в США. Закон также говорит о том, что указанные средства могут быть использованы на предоставление других видов военной помощи Украине. То есть закон позволяет использовать $350 миллионов на предоставление Украине оружия, но не обязывает президента его предоставить (решение в любом случае в соответствии с американским законодательством остается за президентом). Я об этом писал уже раньше и даже комментировал в передаче украинской службы «Радио Свобода».

Самым же злободневно печальным фактом авторы статьи в «Вашингтон Пост» считают то, что до сих пор, почти за год своего президентства, Трамп не провел ни одного совещания для обсуждения того, как предотвратить вмешательство России в выборы в США в дальнейшем. 6 ноября 2018 года в Америке состоятся выборы в Конгресс. Полностью переизбираются Палата Представителей и треть Сената (сенаторы избираются на 6 лет). И нет никакой гарантии от того, что если вмешательство удалось один раз, оно не повторится снова.

Спасибо всем, кто прочитал. Всем желаю здоровья, хорошего воскресенья и хорошей следующей недели.

Share

WP Facebook Auto Publish Powered By : XYZScripts.com
Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial