#конецстране. Хроники истерик

Anton Foigt
Anton Foigt

А все помнят, как мы три дня назад “теряли страну”? Не все. Еще меньшее количество помнит, сколько раз страна была потеряна до того. А у редакции все ходы записаны. Редакции вообще нравится драматизм и прочий театр, когда хватаются за сердце и многозначительно обобщают: “Ну все, это конец, творим молитву”. Признаться, нас тоже несколько раз посещали такие мыслишки. Особо острых моментов было два: когда под гиканье многотысячной ватной толпы с крыши харьковской ОДА летел вниз украинский флаг и когда месяц спустя сепары живым щитом отжали технику у колонны 25-й бригады в Краматорске. Еще не очень приятно было наблюдать правительственный кризис зимы-весны 2016-го. Помните “система выдавливает реформаторов”? А имена реформаторов помните?

Этому всему есть два названия. Пораженчество и деморализация.

Даже Иловайск с Дебальцево, даже Крым и Славянск страна пережила с минимизированными потерями. Но стоит после непродолжительного затишья взбрыкнуть очередным провокаторам — и все *уйня, Миша, давай по-новой. В том месте, где должен быть натерт циничный мозоль, люди начинают плакать и жаловаться. Предрекать и ванговать. Писать “стране конец” и ставить sad reaction.

Так было каждый раз все последние три с половиной года.

В 2014-м помимо аннексии и войны (что действительно можно считать реальными угрозами) странеконец наступал: после смерти Сашка Билого, после Пасхи, 1-го, 2-го и 9-го мая (психопатичное было время, хай Бог милуэ), после объявления перемирия, после отмены перемирия, когда разогнали алкомайдан, после того, как в Раду прошли сто экс-рыгов. После того, как Яценюк заработал первый миллиард и провалил реформы.

В 2015-м конецстране наступал: когда хлопци були голи-боси, когда доллар стоил 37, когда Беня привез в Киев автоматчиков, когда намечался дефолт, когда правосеки попали в мукачевский казан, когда сволота метала гранаты в нацгвардейцев, когда жена полковника раскрыла “план Мореля”, когда на местных выборах произошел “реванш рыгов”, когда по-настоящему загеноцыдили нестерпни тарифы, когда после парижского теракта нас стали менять на Сирию, когда Рада не стала рассматривать Богом данный законопроект 3357, когда юльканы стали качать перевыборы.

В прошлом году конецстране наступал: с отставкой Абромавичюса (тут и редакция дала слабину, назвав это “2005-м годом”), когда в Нидерландах прошел референдум, когда Денисенко внес правки в закон о е-декларировании, когда НАБУ пришло с обыском в Генпрокуратуру (или наоборот), когда в НАБУ стрелял судья, когда Мотороллу двигали в Раду, когда не взлетело мирандовское е-декларирование, аж унитаз пришлось клеить, когда оно взлетело и все ахнули, когда победил Трамп, когда не дали безвиз, когда КОРД пострелял ментов, когда национализировали “Приват”.

Этот год тоже радовал. Блокадурка, “антикоррупционеров обижают”, Насировомайдан во главе с Паскудиным, горят склады в Балаклее, эпопея с аудитором НАБУ, побили атошников в Днепре, Трамп слил Путину, переименовали Ватутина в Шухевича, закрыли вконташ (ох, и бомбило же у “Букв”!), ушел Райанэйр.

Теперь вот саакопрорыв.

Страшные, кошмарные знамения. Нужно непременно лезть в бутылку и демонстрировать пафос фатализма, нет другого пути, вены режем вдоль, а не поперек.

С перерывами на котов, грибы и безвиз.

#конецстране

Share
Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial