Не могу молчать

Считайте, что это кусочек моей личной истории. И эта история тесно переплетена с моей собственной, которая не отпускает уже два года.

Дисклеймер: единственное, чего мы сейчас хотим – это дать жене погибшего статус потерпевшей и таким образом допустить ее к материалам дела. Много раз ей было в этом отказано, а когда начался резонанс, дело быстро закрыли.



История Балканца – убийства, а не самоубийства, как о том говорят в МВД – стала для меня делом чести. Во-первых, потому что “Азов” создавался на моих глазах, и я все время в этой истории, даже давно не имея с ними никаких дел. Слишком много было неслучайных событий, людей, связей, приключений. Во-вторых, потому что единственным настоящим украинским националистом, который соответствовал тому идеалу, который рисует в своих красивых роликах “Азов” – образованным, смелым, культурным, с горячим сердцем – был именно Ярослав.

Ярослав не занимался съемками в пропагандистских роликах (хотя его пламенные и искренние речи нередко попадали в YouTube), Ярослав писал законы. В том числе, ожидаемый мною закон об оружии. Так мы с ним и познакомились – я искала союзников для антикоррупционной работы. Сразу после Майдана все были на подъеме, и такие контакты завязывались очень легко. Флегматичный и улыбчивый Ярик, профессиональный адвокат, юрист с большим опытом был не похож на тех крикливых головорезов, которые чего-то там все время кричали про идею нации и все такое.

Хотя мы с Ярославом были на разных полюсах по убеждениям. Как и все “националисты правого толка”, он придерживался левых экономических убеждений. Но во-первых, он четко понимал, что нужно говорить об экономике и реформах, во-вторых, с ним можно было спокойно сидеть за столом и говорить о реальных вещах, законодательных инициативах, а не лозунгами. Если бы и я, и Ярослав когда-нибудь попали в парламент, я бы сочла за честь иметь такого оппонента в парламенте.

Прошлым летом Ярослав был начальником юротдела “Азова”. Он писал законопроекты для “азовских” нардепов. У него была куча планов – в частности, идти в политику. И тут внезапно его находят повешенным. Дело быстро квалифицируют как самоубийство. Жене 10 раз отказывают в статусе потерпевшей (что открывало бы ей доступ к материалам дела) и рассказывают, что Ярослав якобы практиковал сексуальные извращения, поэтому лучше дело замять, чтобы не позорить детей.

По чистому совпадению, незадолго до этого через Ярослава для “Азова” должна была пройти сумма около 2 млн долларов – от друзей Украины из другого государства. По чистому совпадению Ярослав отказывался просто передать деньги в некий фонд, а не отправить расписанный до копейки отчет донорам. По чистому совпадению в “Азове” теперь рассказывают, что у жены Ярослава поехала крыша, и поэтому она пытается дискредитировать батальон (а в “Азове подобного рода грязные слухи пускали обо всех, кто ушел из бата из принципиальных соображений – вы бы знали, что о Фугасе говорили). По чистому совпадению, люди из “Азова”, которые никогда не дружили с Ярославом, теперь называют себя его близкими друзьями и уверяют, что они заинтересованы в объективном расследовании. По чистому совпадению, дело закрыли после того как друзья и семья Ярослава начали кампанию за придание резонанса этому делу.

Вот вам история о том, куда деваются настоящие националисты. Те, на добром имени и чести которых потом пиарятся совсем другие люди.

Share

WP Facebook Auto Publish Powered By : XYZScripts.com
Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial