Новости из США

Igor Aizenberg
Igor Aizenberg

Об основных событиях, находившихся в центре внимания ведущих американских СМИ в последние дни. Сегодня будет «многабукав», сейчас увидите, почему.

• Америку ошеломила в пятницу огромная статья в Вашингтон Пост «Тайная борьба Обамы за то, чтобы наказать Россию за предвыборную атаку Путина», с момента публикации обсуждаемая также на всех телеканалах. Например, в пятницу вечером на канале MSNBC Рэчел Мэддоу пригласила в свою передачу одного из авторов статьи Эллен Накашиму.

Статья начинается с того, что в начале августа 2016 года в Белый Дом был доставлен из ЦРУ пакет с грифом сверхособой секретности, означающий, что вскрыть его может только президент, а ознакомить он может с содержанием только трех своих ближайших помощников (их имена не называются). В пакете содержалось сообщение директора ЦРУ Джона Бреннана, о том, что из разведывательного источника, находящегося глубоко внутри российских руководящих структур, получена достоверная информация о том, что лично Путин отдал распоряжение о проведении операции по дискредитации кандидата в президенты Хиллари Клинтон и по способствованию победе на выборах кандидата Дональда Трампа. Распоряжение Путина содержало детальные инструкции о проведении хакерских операций и информационной кампании для достижения поставленной цели.

Далее авторы статьи на основе своих бесед с бывшими сотрудниками Администрации Обамы, в том числе с бывшим руководителем аппарата сотрудников Белого Дома, одним из ближайших к президенту людей, Денисом МакДонафом восстанавливают картину того, что происходило с момента получения сообщения из ЦРУ и до последнего дня Обамы в Белом Доме. Авторов статьи интересовали вопросы о том, что планировалось предпринять, чтобы 1) наказать Россию; 2) не допустить хаоса на выборах, и что было предпринято.

Попробую кратко изложить то, что прочитал и услышал. После нескольких совещаний в узком кругу (в них участвовали в разных узких составах президент, советник по национальной безопасности, руководитель аппарата Белого Дома, директор ЦРУ. Директор Национальной Разведки, директор ФБР и директор NSA – Национального Агентства Безопасности) было решено, что основной целью ближайшего времени является проведение выборов без эксцессов и обеспечение бесперебойной работы всей инфраструктуры, связанной с выборами. Следующая поставленная цель – примерно наказать Россию. Президент поставил задачу разработать пакет мер для этого. Такие меры были выработаны и включали следующие возможные действия: 1) секторальные экономические санкции, которые нанесли бы очень большой ущерб российской экономике; 2) ответные кибератаки по компьютерным сетям российской инфраструктуры; 3) личные санкции против Путина с публикацией сильно компрометирующей его финансовой информации; 4) закрытие объектов российской шпионской инфраструктуры в США и высылка шпионов, работающих под дипломатическим прикрытием. Кстати, список жестких санкций был разработан в аппарате госсекретаря Керри и по его поручению (все считали его всегда самым большим «голубем» в предыдущей администрации).

Когда список предложенных мер был предложен президенту, в сентябре было проведено несколько совещаний для принятия решения. Итогом совещаний явилось то, что цель проведения выборов без эксцессов, связанных с возможной дезорганизацией голосования была признана первоочередной, наказание же России было отложено. Вызвано это было тем, что с одной стороны, сам Обама и несколько его ближайших советников считали, что в ответ на любые ответные действия Россия может провести новые хакерские атаки с целью порчи и подтасовки списков избирателей, данных компьютеров избирательных комиссий, что может привести к дезорганизации голосования 8 ноября. К тому времени было известно, что Россия пыталась взломать серверы избирательных комиссий 21 штата и смогла похитить личные данные 90 тысяч избирателей в штате Иллинойс. По оценке американских разведслужб высокая опасность дальнейших действий России была, поскольку она обладала достаточным потенциалом для продолжения своих попыток взломов. Было также известно, что часть взломов была осуществлена российскими агентами с американской территории, а также и то, что летом и в начале осени поступило неожиданно и необычно большое число заявлений о получении краткосрочных американских виз российскими «техническими специалистами» для временной работы на российских дипломатических объектах (в визах им решено было отказать по крайней мере до проведения выборов). С другой стороны, президент и большинство его ближайших советников опасались создать впечатление о том, что администрация играет на стороне Клинтон против Трампа. Такая оценка подталкивалась и постоянными заявлениями Трампа о том, что «демократы уже украли эти выборы в пользу Клинтон» и его неоднократными заявлениями о том, что он признает результаты выборов только, если сам их выиграет. В связи с этим было предложено с одной стороны получить поддержку республиканцев в Конгрессе для любых действий против России, а также и для усиления мер безопасности (прежде всего кибербезопасности), связанных с выборами. Однако попытки Белого Дома получить такую поддержку не увенчались успехом. Лидеры республиканцев в Конгрессе отнеслись к информации, полученной от администрации, и к ее просьбам прохладно и с недоверием. А объявление министром внутренней безопасности Джонсоном всех объектов, связанных с выборами, объектами критически важной национальной инфраструктуры вообще встретили в штыки. Нужно пояснить, что в США система выборов децентрализована. Они проводятся в каждом штате отдельно, соответственно, и подсчет голосов ведется по штатам, а не централизованно. Решение министерства внутренней безопасности было резко отрицательно встречено штатами, возглавляемыми республиканцами. А республиканский госсекретарь штата Джорджия, например, заявил, что Белый Дом покушается на суверенные права штатов.

Опасения ответных действий со стороны России были тоже не напрасными. Когда 7 октября по поручению президента директор Национальной Разведки Клаппер и министр внутренней безопасности Джонсон выступили впервые публично с объявлением о «российских хакерских атаках, проводимых по поручению российского правительства», уже через несколько часов после этого WikiLeaks начал публикацию украденной Россией переписки руководителя предвыборного штаба Клинтон Джона Подесты.

В этой ситуации президент и большинство его ближайших советников решили, что дальнейшие действия возможны только после выборов, на которых, как все они ожидали, несмотря ни на что, должна победить Клинтон. Что произошло 8 ноября, всем известно. Результат выборов поверг большинство сотрудников администрации в полный шок и на несколько недель практически парализовал их волю. По словам МакДонафа, «все чувствовали себя удушенными и деморализованными». 28 декабря Обама объявил о санкциях против России, включавших высылку 35 российских «дипломатов» (а на самом деле шпионов, занимавшихся электронным шпионажем в Вашингтоне, Нью-Йорке и Сан-Франциско), закрытие в течение 24 часов двух российских домов отдыха в штатах Мэриленд и Нью-Йорк (а на самом деле центров электронного шпионажа. Когда через 24 часа после из закрытия туда зашли сотрудники ФБР, они увидели несметное количество аппаратуры для электронного шпионажа, которую в спешном порядке бежавшие российские шпионы не успели вывезти, хотя немало и вывезли – из зданий в течение тех самых 24 часов выезжало множество грузовиков. Как известно, нынешняя администрация рассматривает возможность вернуть России эти здания, предлагая, например, сделать это в обмен на разрешение строить новое здание генконсульства в Санкт-Петебурге), персональные санкции против руководителей российских спецслужб и «меры, о которых мы не будем говорить публично». Последние, как оказалось, включали в себя закладку «кибермин» в критически важные российские компьютерные сети. «Мины» могут быть приведены в действие по отдельному приказу главнокомандующего. Когда Обама покидал Белый Дом, работы по закладке «кибермин» только начались. Однако скорее всего они были завершены позднее. Новый главнокомандующий их не останавливал. Но и приказ о приведении «кибермин» в действие может отдать только он.

Главный вопрос, поставленный в статье и оставленный без конкретного ответа, звучит так: «Почему Россия не была как следует наказана за свои действия, как она того заслуживала?» В статье приводятся разные объяснения разных экспертов по этому поводу. Я позволю себе высказать свое. Потому что неверно была поставлена главная цель. Из-за неверной оценки ситуации. Есть такая область в прикладной математике – исследование операций. Так вот, для того, чтобы достичь положительных результатов, нужно ставить правильные достижимые цели и затем находить пути их достижения. Цель проведения выборов без эксцессов была, возможно, и правильной, но в сентябре-октябре 2016 года уже недостижимой. Россия уже провела к тому времени свои хакерские атаки, распространила миллионы тонн дезинформации, сделала уже все возможное, чтобы представить Клинтон в невыгодном свете, а Трампа популяризировать в той среде, которая могла бы за него проголосовать. Без эксцессов на тот момент уже не получалось. А вот цель наказания России была реальной и достижимой. Но историю обратно уже не повернуть.

И очень кратко еще о нескольких событиях.

• В пятницу вечером в нескольких твитах и интервью каналу Fox Трамп впервые косвенно признал, что Россия вмешалась в выборы. Признал в виде вопроса: «Если Обама давно знал, что было вмешательство, почему он ничего не сделал?» Трамп также впервые публично обрушился на спецпрокурора по Рашагейту Роберта Мюллера, сказав, что «все знают, что он близкий друг Коми, и набрал на работу сторонников Хиллари Клинтон», добавив «посмотрим, что из этого будет», как бы намекнув, что может уволить Мюллера. Сегодня в своей статье в журнале «Атлантик» бывший следователь по Уотергейтскому делу Ричард Бен-Венисте, анализируя подобную угрозу со стороны Трампа», говорит, что такие действия президента привели бы к невиданному за десятки лет конституционному кризису и скорее всего к импичменту президента за препятствование правосудию, поскольку он потерял бы в таком случае поддержку критически важного количества республиканских законодателей.

• Журнал «Ньюсуик» поместил статью о том, что у госсекретаря Тиллерсона имеется план по улучшению отношений с Россией, включающий сотрудничество с Россией: 1) по прекращению войны и урегулированию в Сирии; 2) по сворачиванию северокорейской ядерной и ракетной программ и… в области кибербезопасности. Последнее, например, настолько выше моего понимания, что выше уже просто некуда…

• Председатель юридического комитета Сената республиканец Грэссли, его заместитель демократ Файнстайн, председатель подкомитета по борьбе с преступностью и терроризмом республиканец Грэм и старший член подкомитета демократ Уайтхаус направили письмо в аппарат Белого Дома и и.о. директора ФБР Макейбу с требованием предоставить в течение двух недель все материалы, касающиеся предоставления зятю президента и его старшему советнику Кушнеру допуска к гостайне, а также ответить, вмешивался ли президент в процесс предоставления допуска на каком-либо его этапе и, если вмешивался, то каким образом.

• Спецпрокурор Роберт Мюллер провел в среду встречу с руководителями юридического комитета Сената Грэссли и Файнстайн. После этой встречи за закрытыми дверями, журналисты, догоняя Грэссли возле его кабинета, спросили, будет ли комитет заниматься расследованием препятствования правосудию. Грэссли ответил коротко: «Сейчас все опции на столе». Журналисты считают, что именно о расследовании препятствования правосудию и шла речь на встрече.

• Белый Дом запретил во вторник журналистам пользоваться видеокамерами на пресс-брифингах в Белом Доме. Звукозаписывающей аппаратурой пользоваться разрешено, но с условием, что брифинг никуда не будет транслироваться, а записи можно будет использовать только после брифинга. Беспрецедентное событие. Подобное происходит впервые со времени прихода телевидения в Белый Дом. Все брифинги всегда снимались телекамерами.

• Следующая неделя в Вашингтоне будет жаркой в политическом смысле. Республиканцы предпримут попытку в Сенате отменить Obamacare. В прошлый четверг они представили готовившийся в обстановке полной секретности в течение почти двух месяцев проект закона, отличающийся от варианта, принятого большинством в 2 голоса в апреле Палатой Представителей, но по сути уничтожающего систему страховок Medicaid, которой, например, пользуется более трети инвалидов в стране, около трети детей, которая покрывает 49% родов, оплачивает лечение психических заболеваний. Проект закона по сути направлен на то, чтобы подготовить «налоговую реформу» Трампа – сэкономленные на субсидировании медицинского страхования деньги отдать в виде налоговых послаблений 1% самых богатых американцев. Республиканский сенатор либеральных взглядов Деан Геллер из Невады уже объявил, что не будет голосовать за этот закон. Четверо самых консервативных республиканских сенаторов – Круз, Пол, Ли и Джонсон заявили ранее, что не могут поддержать закон, поскольку по их мнению это облегченная версия Obamacare. На самом деле они скорее всего закон поддержат. А вот кто-то еще из либеральных республиканцев может его и не поддержать. Если против закона выступят в итоге хотя бы три республиканца, то шансов у этого закона не будет. Поскольку 46 демократов и 2 независимых сенатора будут голосовать против.


Спасибо всем, кто прочитал. Всем хорошего воскресенья и хорошей следующей недели. Следующий дайджест – через неделю.


Российский «дом отдыха» в штате Мэриленд, закрытый в 2016 году. Фото Capital Gazette

Share
Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial