Факты и мифы медицинской реформы часть вторая. Финансирование койкомест.

Все слышали с голубых экранов, что мол прекратим финансировать койкоместа и эгегей! заживем! Давайте разберемся, что же зависит от этих самых кокомест.

Начну с главного – есть всего один из десятка показателей, связанных с койкоместами, который прямо влияет на бюджет. Это общее количество койкодней в год. По на человеческом языке – это количество пролеченных пациентов, умноженное на среднюю продолжительность пребывания в стационаре.

Т.е. к самим койкам не имеющий вообще ни какого отношения. И зависит от этого показателя аж две статьи расходов: питание и медикаменты.

Т.е. на каждый день пребывания пациента в стационаре начисляется около 10 гривен на питание и немногим больше – на медикаменты.

В общем бюджете больницы – это считанные проценты, на уровне статистической погрешности.

Есть еще один показатель, который который может косвенно повлиять на бюджет. Занятость койкомест. Т.е. какое количество коек какое количество дней в году оставались пустыми, а какое количество работали. Это фактический показатель нагрузки на отделение. И от этого показателя может зависить количесво ставок врачей и прочего персонала.

Например люди в районе стали на 20% реже попадать в больницу. Причем даже в пиковые периоды загрузка не превышает 80%. Это повод для того чтобы снять порядка 5% ставок в отделении. Например было в отделении 20 ставок. Значит одну могут снять. Но это совершенно не значит, что кого-то уволят. Это значит, что ктото с 1.5 ставки уйдет на 1.25, а кто-то со ставки на  0.75.

Все остальные показатели – чисто статистические, косвенно показывающие эффективность коечного фонда.

Итак, мы выяснили, что никакие койкоместа мы по факту не финансируем. А что же мы финансирум?

А ровно то же самое, что и на любом предприятии. Абсолютно те же статьи расходов – капитальные и текущие расходы. Коммуналка, зарплата, амортизационный фонд, ремонт, закупка оборудования, закупка расходных материалов, обслуживание техники и прочая-прочая-прочая.

Для обычных больниц две основные статьи – содержание и зарплаты. В диагностических центрах – еще и обслуживание техники (поинтересуйтесь, сколько энергии жрет МРТ аппарат например).

Т.е. как ты не меняй схему взаиморасчетов между государством и учреждением, потребности учреждения при неизменной нагрузке останутся теми же. И если сейчас у больницы недостаточно денег на закупку даже минимального набора медикаментов и расходников для диагностики  – то при сокращении финансирования (конечной целью чего является эта часть “реформы”) их не будет и подавно.  И что бы удержаться на плаву, но при этом еще и обеспечить “гарантированный государством минимум” – больнице придется сокращать какие-то статьи расходов. ну и чуть ли не единственное, на чем можно сэкономить – это зарплаты, т.е. сокращение ставок. Если у вас знакомые врачи стационара – поинтересуйтесь, какое количество больных одновременно может вести врач терапевтического профиля и какое – хирургического. Навскидку – до двух десятков. Дальше начинается шабаш – млишком большое рассеивание внимания. Т.е. например, при достаточной загрузке отделения из 20 врачей, максимум на что ужмется отделение – на 2-3 физических человек. А ставок надо снять допустим половину. Это означает, что остальным просто порежут ставки (если они конечно согласятся работать так же или даже больше за ту же зарплату).

А теперь копаем дальше. Разберем три варианта, какие могут сложиться с изменением схемы финансирования. Могут – потому что еще никто не делал никаких расчетов, сколько какая услуга должна стоить.

  • Вариант первый: идеальная сферическая больница в вакууме, на основе которой допустим будут сделаны расчеты – объем финансирования не изменился.
    Больница должна обеспечить “минимальный гарантированный пакет”. Ранее больница его не обеспечивала. Значит придется резать или диагностику или зарплатный фонд.
  • Вариант второй: оказалось, что больница передовая, и оказывает больше услуг, чем какое-то условное среднее (как любая больница сможет оказывать больше услуг – могу с десяток схем нарисовать). Бюджет больницы становится профицитным. Вопрос – откуда НСЗ (национальная служба здоровья) возмет деньги, что бы компенсировать все услуги предоставленные больницей? А я повторюсь – такими профицитными больницами, с помощью нехитрых и абсолютно прозрачных схем – сможет стать практически любая крупная больница. И чем больше больница – тем проще накрутить лишние услуги.
  • Вариант третий – задрипанная больница с бесхитростным руководством. Она и ранее была на грани выживания, а теперь – просто обанкротится, без вливания средств извне.

Вот вы наверное думаете – и поделом, да кому такая больница нужна, пусть закрывается. И отчасти будете правы. Але є одне але. На уровне конституции медицинская сеть не может быть сокращена. Не может быть закрыта ни одна больница, ни одна амбулатория или сраный ФАП. Да и ни один райнный голова или голова громады не даст сократить свою больницу, ибо ровно на следующий день его посадят на вилы в буквальном смысле.

Отсюда вытекает что? А вытекает отсюда то, что содержание такой больницы ляжет на плечи громады. И хорошо, если эта больница будет на территории громады с достаточно профицитным бюджетом. А если нет?
Ведь в первую очередь это касается именно районных больниц.

Что все это означает для пациента? Лишь то, что теперь придется платить дважды или даже трижды. В кассу за все, что не будет входить в гарантированный пакет. В благотворительный фонд (черную кассу). И непосредственно врачу, которому платили и раньше. Почему – читайте здесь.

Выводы? Выводы тут излишни.

Вы конечно можете парировать, мол вот спивоплата послуг и т.п.

А в следующей статье я расскажу, почему и это не будет работать так как звучит на словах.

Предыдущая часть

Share
Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial