По поводу приговора Назарову

Никита Cоловьев
Никита Соловьев

Выступлю в непривычной для себя роли: приговор не читал, но выскажусь.

Я полностью разделяю ощущаемую многими несправедливость и недопустимость этого приговора в таком формате. И считаю этот приговор жестко и бессмысленно демотивирующим командование во время боевых действий к принятию на себя ответственности.

При этом я не берусь судить виновен или нет Назаров, с учетом существовавших обстоятельств законным или преступным было его решение об отправке борта. Более того, мне не просто не хватает для этого знаний обстоятельств дела. Я чистый пиджак и некомбатант не ощущаю у себя права выносить суждение о допустимости и правомерности его действий.

Что больше всего возмущает в этом приговоре? Несколько вещей. Тот факт, что виновным в гибели военнослужащих прямо и без оговорок назван командир, а не противник. Вообще вынесение решения лицом, абсолютно чуждым военной специфики. По всей видимости использование для квалификации действий и принимаемых решений в условиях боевых действий норм мирной жизни.

Но на мой взгляд все три претензии не с к суду.

То есть я не фанат наших судов ни разу. И не готов априори оправдывать любое их решение. Более того, часто готов заранее ставить под сомнение законность выносимых судами решений.

Но вот все перечисленные мной причины возмущения не относятся к суду! Соответственно и не действиями судьи я возмущен. Суд конечно должен и справедливость учитывать при вынесении решения. Но справедливость не является основным предметом интереса суда. Основным критерием и функцией суда являются правильная трактовка и применение действующих правовых норм. И даже если судья как человек считает действующую норму несправедливой, он все равно обязан ей руководствоваться. Соответствие действующих правовых норм справедливости это исключительная прерогатива и цель существования законодателя. Во всяком случае должна быть.

Это судья решил, что он полномочен рассматривать наше дело? Нет. Судья только определил подсудность. А при отсутствии специализированных военных судов естественным образом дело попало по территориальной подсудности в районный суд. Так к кому это претензия, к судье или к законодателю? Если на третий год войны под названием АТО у нас отсутствуют военные суды, отсутствует специальный процессуальный кодекс для рассмотрения подобных вопросов. Кстати как постоянно жалуются многие командиры и отсутствуют законные способы адекватного дисциплинарного наказания нарушителей из числа военнослужащих. Кто должен эти вопросы был законодательно урегулировать? Но у депутангов по всей видимости много значительно более важных и насущных вопросов.

По остальным вопросам не готов так однозначно делать выводы. Но и там вполне могу допустить, что нормы действующего законодательства судьей были применены корректно. А вот тот факт, что нормы, регламентирующие права и обязанности военнослужащих, их ответственность и пр. не приведены к реалиям боевых действий это факт. И ответственность за него явно лежит не на судье, а на законодателе, то есть на ВР.

Более того. Я вполне могу себе представить ситуацию, в которой приговор будет оставлен в силе как вынесенный законно. Как я уже написал, я не готов оценивать законность вынесенного решения. я пишу только о его несправедливости. В этом случая я бы хотел видеть не давление на суд, а вступление приговора в силу. И молниеносное помилование Назарова Президентом, что относится к его конституционным полномочиям. С восстановлением в звании, если это потребуется и даже если для этого придется прибегнуть к некоторым довольно сомнительным юридическим финтам. А вот давление в данной ситуации должно быть на мой взгляд направлено на ВР с целью наконец-то на третьем году войны законодательного урегулирования этого и массы других связанных вопросов.

Share
Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial