О блокаде, угле и энергонезависимости

Никита Cоловьев
Никита Соловьев

По поводу блокады страсти немного поутихли, кроме выкриков с обеих сторон пошло и вменяемое обсуждение. Выскажусь и я.

Экспертом себя не мню, но несколько моментов мне кажутся вполне понятными.

1) С учетом славноизвестной формулы расчета стоимости угля “Роттердам+”, заложенной в цену электроэнергии и угля, заменить уголь при сопоставимой цене реально. Все равно остаются вопросы по качество/цена и требованиям к ТЭЦ, но реально. При этом может возникнуть необходимость серьезно перенастраивать или слегка модернизировать ТЭЦ под конкретную марку угля. Отдельный серьезный вопрос почему цена оказалось именно такой, можно ли ее заметно снизить, по какой цене происходят реальные закупки и т.д. Но если исходить из этой цены, то технологические проблемы вполне решаемы, а экономически на тарифы значительного влияния не окажет переход на импортный уголь.

1а) Переход на импортный уголь приведет к росту спроса на валюту, а значит скажется на внешнеторговом сальдо и в результате на курсе гривны. Исходя из объемов закупки это влияние можно просчитать с приличной точностью. По первому впечатлению влияние будет не слишком значительным.

2) Логистика такого объема угля весьма нетривиальная задача. Вся технологическая и логистическая цепочка естественно отстроена на снабжение всех ТЭЦ донбасским углем. Если даже закупить прямо сегодня уголь непосредственно у поставщика в другой стране, то на ТЭЦ он окажется далеко не завтра. В зависимости от того, откуда и т.д. реалистичный срок доставки от месяца до трех. Не сферический в вакууме, а практически достижимый. При этом точных данных о запасах у ТЭЦ у меня нет, но похоже на такой срок не хватит явно. Более-менее прямым аналогом донбасского угля на мировом рынке является австралийский и юаровский уголь. на польский перевод крайне сложен и дорог технологически. А это означает, что не просто нужно развернуть железнодорожные поставки, но и задействовать портовую инфраструктуру.

3) Потребление угля носит ярко выраженный сезонный характер. Вне отопительного сезона оно довольно низко, возможно даже полностью перекрывается добычей на контролируемой территории. Потребности в угле во время отопительного сезона не просто высокие. Они критичны для сохранения минимально допустимого уровня теплоснабжения в массе регионов, практически по всей стране в целом. И во избежание техногенной и гуманитарной катастрофы скорее всего придется закупать уголь где угодно и по каким угодно ценам, в первую очередь в РФ.

3а) Кроме того резко возрастет потребление газа. Насколько я понимаю, имеющихся запасов в ПГХ будет недостаточно. Купить такие дополнительные объемы газа реально только напрямую в РФ. Мало того, что отказ от прямых покупок российского газа является серьезным достижением. Возобновление покупок по старому контракту (а новый в этих условиях с нами явно никто подписывать не будет) автоматически многократно ухудшит позиции НАК “Нафтогаз” в Стокгольмском арбитраже. Именно поэтому, а совсем не из-за необходимости куда-то продавать свой газ, Газпром всеми силами пытается продать нам хоть кубометр газа последние несколько месяцев. Если мы купим по тому контракту хоть куб, это практически полностью разрушает всю аргументацию своих требований Нафтогаза.

Из всего этого для меня следует совершенно однозначный вывод. Можно обсуждать целесообразность полного прекращения торговли с ОРДиЛО. Аргументов и “за” и “против” достаточно, я не берусь сейчас на коленке оценивать правильное это действие или нет. Но вводить такой запрет можно только после окончания отопительного сезона. Прекращение же закупок угля сейчас это не просто ошибка, это самострел. Это весьма эффективный способ перечеркнуть успехи, достигнутые в части энергонезависимости от РФ за последние два года и параллельно поставить страну на грань крупнейшей техногенной катастрофы.

Share
Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial